Зеленая Поляна

Еще три с небольшим десятка лет назад и это село под Белгородом и железнодорожная остановка именовались Черной Поляной. Далеким от отечественной истории чиновникам той поры определение «Черная» (да еще вблизи Белого города) показалось зазорным и они, недолго думая, взяли да и переиначили в привычную, «благозвучную» Зеленую Поляну. И невдомек им, что у имени того старинного, особенно у первой, определяющей части — своя необыкновенная судьба-история.

Вот лишь несколько фрагментов былого Черной Поляны: «Первым заимщиком (от глагола «заимать», то есть занимать, забирать, захватывать. — Б. О.) был некто Максим Яковлев, «поместный казак», как значится в сохранившейся до сих пор (1880-е годы. — Б. О.) жалованной грамоте. У этого Яковлева была большая семья, несколько человек малых детей и двое сыновей женатых.

В смутное время Московского государства, когда служилых людей сбирали на Москву для защиты государства, старших сыновей его «забрали в солдаты»,как выражаются по-нынешнему крестьяне. По окончании Московского сиденья и по изгнании поляков из России, сыновья возвратились назад домой живы и здоровы и привезли с собою жалованныя грамоты, которыми все поместные земли их отца жаловались им в вотчину.

У одного из братьев сыновей не было, а была только одна дочь, на которой женился некто Буняев, приставший к ним в дом; вследствие этого, в слободе в настоящее время две фамилии — Яковлевых и Буняевых. Есть еще один земельный двор по фамилии Лобов, но это уже позднейший зять 20-х или 30-х годов настоящего столетия. Кроме того, в слободе имеется еще двор с фамилией Полуэктова: образовался он, по рассказам крестьян, не ранее начала 50-х годов, от незаконнорожденного, или, как говорят здесь, «жирового» сына одной из наследниц фамилии Буняевых.

При размежевании в 1859 году, землю свою крестьяне поделили было на души, по примеру других деревень, так как больше половины крестьян выразили нежелание оставаться при четвертном владении; к тому же тянул и местный окружной начальник, некто г. Слепушкин, которого крестьяне все очень любили за его рассудительность и нелицеприятство. По рассказам крестьян, Слепушкин этот был из помещиков Воронежской губернии, обладал собственным большим состоянием и взяток никогда не брал. «Приходи ко мне не с деньгами, а с хорошими речами», — любил он повторять постоянно своим просителям.

Но на душах крестьяне продержались недолго. Спустя год после перехода на души в слободу приехал волостной голова и прочитал на сходе только что вышедший указ Сената (?), которым определялось, что для перехода на души необходимо согласие, по крайней мере, 2/3 голов, а кто поступит не по закону, добавлял старшина от себя, того сошлют за 2 или 3 тысячи верст на вечное поселение. Широкодачники ухватились за это и начали было уже писать жалобу на сторонников душевой разверстки, насильно поделивших их землю между всеми домохозяевами.

«Душевники» проверили, сколько голосов на их стороне, — оказалось, что за них стоит немного более половины общего количества всех домохозяев в слободе. Тогда они снарядили ходоков в Губернскую палату, к управляющему, чтобы спросить его, как им поступить в данном случае. Управляющий палатою ответил, что если у них, действительно, не наберется в общине 2/3 голосов за переход на души, то необходимо снова переверстать землю по старому, в подворное владение; но так как все засеяли хлеб по душевым владениям, то сделать эту переверстку нужно уже после снятия хлебов. Таким образом, чернополянцы снова поверстали землю на четверти и с тех пор уже о разверстке по душам не заводили больше речи. При разверстке клины на ярусы не разбивались, а намеряли таким образом: с краю клина первую десятину давали Яковлевым, вторую Буняевым, третью десятину опять Яковлевым и т. д.

Затем уже каждая десятина версталась между всеми домохозяевами фамилии. Оттого в полосах получилась страшная дробность, на которую теперь крестьяне жалуются. Земля лежит в двух особняках, из которых один прилегает к самым усадьбам, другой — 32,9 десят. — находится за р. Донцом и Ямским полем, в 3 верстах от села. Почва — повсюду черноземная. На ближайший особняк некоторые домохозяева возят навоз; на дальний же, за реку, совсем не возят, потому что далеко и плотина через реку неудобная.

Под рожь и овес пашут два раза; для посева овса пашут нередко под зябь. Пшеницу сеют лишь/) дворов; прежде сеяли почти все, теперь перестали, потому что родиться почему-то не стала... Лесу в общине всего 17 десятин, хворостняк состоит из дуба, осины и подкленка; вырубают ежегодно по отсеке в 2-3 дес., глядя по нужде. В селе распространено конокрадство, от которого крестьяне немало страдают... Общественные доходы: за 1 ? десятины недавно раскопанной из под леса, бестолочной земли берется ежегодно 10 руб. + 1 ведро водки.

Живут довольно бедно, потому что средний размер надела на двор, равняется всего 6,5 десят. Частновладельческая земля арендуется мало; выручаются большею частию разными заработками: ходят в город по бондарной части, возят муку до города с паровой мельницы Голева, известку с завода Эссена...» В документах десятой ревизии чернополянские крестьяне поделены на три группы: крестьяне государственные четвертные — «54 души мужского пола», «крестьяне собств. бывш. Шатохина (на дарств. наделе) — «34 души мужск. пола» и «крестьяне собств. бывш. Юрьева (на дарств. наделе) — 44 души мужск. пола».

Это же деление сохранено и в отчете переписи 1884 года: крестьяне государств, четвертные — 30 дворов — 170 человек (88 мужск. и 82 женск. пола), крестьяне собств. быв. Шатохина — 14 дворов, 74 человека (39 мужск. и 35 жен.), крестьяне собств. б. Юрьева — 24 двора, 114 (58 мужск. и 56 жен. пола), да еще «крестьяне безнадельные» (т. е. без надела земли) — 19 дворов, 84 (поровну мужчин и женщин).

А уже через какие-нибудь пять-шесть лет губернская Памятная книжка дает лаконичную общую справку: «Черная Поляна село Старогородской волости Белгородского уезда — 570 жителей (284 мужск. и 286 женск. пола). Грамотных в Черной Поляне было «довольно много, потому что в селе есть собственная, заведенная самими крестьянами школа, на которую ежегодно собирается по 10 коп. с души»... В 1979 году в с. Зеленая Поляна Беломестненского сельского Совета Белгородского района Белгородской области было 923 жителя, через десять лет осталось 707 (321 мужчина и 386 женщин).

Но в эти же годы неподалеку от села на склоне живописного холма вырос целый поселок садоводов-горожан. А совсем недавно — словно грибы — повырастали добротные коттеджи частных владельцев. В 1994 г. в Зеленой Поляне насчитали 761 жителя. К началу 1998 г. в с. Зеленая Поляна Беломестненского сельского округа Белгородского района — 321 личное хозяйство.

Лит.: Осыков Б.И. Сёла Белгородские. Энциклопедический справочник - Белгород. Облтипография 2001г.- 312с.

AOF | 11.03.2015 07:24:05