Заговоры

Другой, древний и по сей день живой, но весьма малоизученный жанр Фольклорной прозы — заговоры, по современному определению, — «особые тексты формульного характера, которым приписывается магическая сила, способная вызвать желаемое состояние». То есть сам текст заговоров рассматривается магическим орудием перехода от одного состояния к другому: от болезни — к здоровью, от неудачи — к удаче, от равнодушия — к любви и т. д. В последующих параграфах еще будут приведены отдельные заговоры, связанные с болезнью домашних животных, их первым выгоном на пастбище, весенним севом и уборкой урожая, родами, сглазом и бессонницей малыша.

Проанализировав их, мы можем говорить о содержании, функциональном назначении, структурных компонентах заговоров. Чаще всего употреблялись однокомпонентные заговоры с коротким текстом в виде просьбы или требования к святому или языческому божеству, зачастую сопровождающие какое-либо ритуальное действие или имитирующее его. Например, в селе Лучка-Жировка Валуйского района нас познакомили с рядом заговоров: от сыпи

(Глядя на то место, где сыпь шептать: «Ночь и день горись, раб божий (имя) крепись. Иди, сыпь, на болотную зыбь, там твое место, там твой престол. Аминь! аминь! Аминь!»). Более того, перед чтением заговора надлежало трижды прочитать 0тче наш».

А вот пример заговора от «рожи», зафиксированного нами в селе Масловка этого же района:

Шел Господь по лугу и нашел три рожи.
Одну смял, другую сорвал, а третью потерял.

Освободи, Господи, ( имя) от этого горя,
Слетите, Ангелятки, разнесите эту рожу
По чистому полю, по белому свету, по синему морю.
Во имя Отца и Сына и свят ого Духа. Аминь !

Читали заговор двенадцать раз, сплевывая через левое плечо. На примере приведенного нами текста видно, как легко прозаический текст мог переходить в полустихи.Еще более явственно прослеживается эта особенность в заговоре от вора

Господи!
Во имя Отца и Сына и свят ого Д уха!
Возле нашего двора, ст оит каменна гора.
Течет огненна река, лесом обсажена.
Господня печать приложена, никто печать не может снять.
Никто со двора у меня ничего не может взять.
Аминь! Аминь! Аминь!

Текст данного заговора уже не прост по структуре, так как состоит из трех компонентов, имеющих магическое назначение и смысл (двор, гора, река — область пространства «мира иного»). Главенствующим доминирующим компонентом здесь является, несомненно, христианство. Поэтому заговорные защитники и помощник к которым чаще всего обращаются, — это архангелы, святые, Богородица, сам Иисус Христос.Свидетельство тому — заговоры, бытующие в селах Валуйского и Красногвадейского районов. На полнолуние читают на воду, которой потом окропляют больные ноги:

Ангелы светлые,
Ангелы чистые!
Укройте крылами ноги резвые рабы ( имя),
Чт об не ныли, не болели
Чт об суставы не скрипели.
Аминь!

На десятую неделю после Пасхи, в пятницу, после заката солнца читают «больные ноги» (варикозное расширение вен), водя мизинцем левой руки вокруг больного места:

Шел отец Авраам с самолюбезным сыном своим Исааком.
Нес жилу недужную Христ у на исцеление.
Встретились им 12 комух — ант ихрист овых дизерий.
Спросил их отец Авраам:
«Вы ли попортили жилы рабы (и м я )? »
Комухи отцу Аврааму поклонились,
Перед святостью повинились,
Перед Христом затрепетали,
С рабы (и м я ) кровяные узлы забирали.
Кто в пятницу это прочтет,
С того, вся болезнь с жил сойдет.
Аминь!

Если болят глаза (гноятся), необходимо, глядя на воду или в глаза собак сказать три раза:

Чистая вода,
Чистые глаза,
Смой болезнь, слеза!
Аминь!

При порезах, чтобы унять кровь читают крестя рану:

Шла Федора по узгору,
Несла лапоть за обору.


Обора оторвалась, кровь унялась.
Стань на камень, кровь не каплет,
Стань на кирпич, кровь уймись!
Аминь!

Фольклорные мотивы, встречающиеся в заговорах на территории края, восходят к глубокой древности, свидетельством чего является архаичный образ мертвого тела, помогающего от зубной боли:

Господи!
Во имя Отца и Сына и свят ого Духа!
Раба божья Наталья, у Натальи зубы болят,
А у мертвых не болят, чтоб и у нее не болели!
Заговор повторяют три раза подряд, сплевывая трижды через левое плечо.

Довольно широко распространен другой заговор, который читают при зубной боли, крестя щеку три раза:

Четыре сестрицы,
Захарий да Макарий,
Сестра Дарья, да Мария,
Да сестра Ульяна.
Сами говорили,
Что у раба Божия ( им я)
Щеки не пухли, зубы не болели.
Век по веку, отныне и до веку.
Тем моим словам ключ и замок.
Ключ в воду, замок в гору.
Аминь!

Дабы уберечь себя от всяких напастей, уходя утром из дому, особенно в дальнюю дорогу читают:

Господь дал мне дорогу,
А злой дух вселил тревогу.
Господь зло победит
И от зла освободит.
Бог свят и Бог крепок.
Аминь!
Я в пути,
И исус Христ ос впереди.
Богородица со мной,
Сам Апост ол за мной.
Аминь!

Как показывают исследования, существовала в крае и группа заговоров, так называемой черной магии, преследующей злые цели: нанести порчу, навредить, рассорить влюбленных, «разбить» семью и т. д. Осуществлялось это посредством «антитекста», основанного на вывернутой наизнанку системе основных противопоставлений, где полюса модели мира поменяли свои места». Однако заговорам черной магии прибегали крайне редко, боясь «продать» свою душу бесу или дьяволу. Хотя, по утверждению селянок, в редкой деревне не было такого недоброго человека — женщины или мужчины, именуемых ведьмами и колдунами.

Именно им, до сих пор пожилые селянки приписывают способность портить» людей: насылать болезни, делать припадочными, отбирать разум, вызывать отвращение к жене и детям. Считали, что и повальные падежи скота, ураган, град, кровь в молоке коровы, залом из стеблей зерна на поле — дело их рук.Стоит, например, колдуну провести по спине лошади, и у нее сразу же отказывают задние ноги. Вообще над лошадьми, особенно в свадебных поездах,влияние колдунов безгранично: могут с места не сдвинуться или упасть в дороге. В свадебном обряде села Безгодовка Валуйского района, например сохранились отголоски этого верования. А потому перед выездом молодых с двора дружко непременно просит колдуна не чинить им козней и препятств по дороге в церковь, на венчание.

Из растений колдуны более всего вред посевам зерна. Закрученные и надломленные в пучок стебли еще не сжатог хлеба — их знак к неурожаю. Но даже полученное зерно ни один хозяин не рискнет потом использовать в домашнем потреблении. Такова страшна сила подобного залома. И спасением от грядущих бед являлись молебен водосвятием, заговоры опытных знахарей и знахарок, способных снять всяку порчу. Анализируя рассказы пожилых селянок валуйских и новооскольских деревень нам не трудно было представить внешний облик этих «помеченных дьяволов людей. Как правило, они имели преклонный возраст, подчас какой-либо физический недостаток, обыкновение смотреть исподлобья колким проницательным взглядом, постоянно что-то ворчать или шептать, зло усмехаться, не следить за своей внешностью, ходить медленно, сутулясь, согнувшись вдвое. Безусловно, все это сегодня можно легко объяснить образом их жизни, отношением селян.

Вряд ли человек, знающий, как его боятся, не любят и даже ненавидят окружающие будет заботиться о своей внешности, доме, не озлобится и не станет мстить словом и, действом. И сгорбленная спина колдуна или ведьмы есть ни что иное, как результат постоянной боязни получить осиновым колом по спине или своей тени (считали, что под ее видом за ним ходят нечистые духи). Как утверждают старожилы белгородских сел, свое темное дело колдуны ведьмы вершат через губительные заговоры и наговаривание разных трав, которые собирают в ночь на Ивана Купала (папоротник, плакун, дурман, иван-да-марья чертополох, подорожник, полынь, белена, черемица и прочие). Зачин их черного заговора составляют слова, обращенные не в восточную, а в западную стороны

«Стану не благословлясь, выйду не перекрестясь!»...

Почти повсеместно наши собеседницы утверждали, что свое ремесло колдун и ведьмы передают перед смертью кому-либо из своих близких родственников, сути одной такой «передачи» нам поведали в 70-х годах селянки из села Барсук Новооскольского района. «Несколько дней кряду мучилась и не могла умерен одна старуха. Стонет, глаза под лоб закатывает, язык во рту не помещается, в судорогах корчится, а смерть не приходит. Позвала она к себе младшую дочь и говорит: «Быры, дочка, сылу мою !» — и руку ей протягивает. Дочь догадалась и отвечает: «У кого взялы, мамо, тому и отдайтэ! Мэни нэ трэба!» А через несколько дней' старшая дочь из другого села приехала. Старуха ее за руку подержала, засмеялась и сразу умерла».

Практически во всех своих рассказах селянки были едины в одном: все колдуны и ведьмы долго мучаются перед смертью и, чтобы облегчить их уход в мир иной, надлежит снять с крыши хаты хотя бы одну жердочку, а на могиле затем вбить в изголовье осиновый кол, «чтобы из гроба не поднимались и людей не пугали».Для изобличения колдунов и ведьм селяне знали три средства. Рябиновый прут помогал распознать их во время Пасхального песнопения (стоят спиной иконостасу). Зажженная вербная свеча показала злодеев вверх ногами. И только колдун или ведьма могли прийти и просить осиновой золы в Великий (чистый) Четверг. Наши исследования по существу данной проблемы в последние годы все чаще сопровождаются неутешительными доводами селянок: «В старину — всё это случалось, ныня ничего не слыхать!».

Лит.: М.С. Жиров (Народная художественная культура Белгородчины)

AOF | 16.11.2014 19:34:52