Свадебный обряд

Наиболее зримо социально-общественная значимость человека, труженика, мирянина проявлялась в свадебном обряде.Традиционная свадьба Белгородчины, на наш взгляд, наиболее полно и глубоко дает представление о мировоззрении наших предков, их верованиях, духовных ценностях, общественно-бытовом укладе. Не случайно исследователи называют свадебный обряд края исключительно сложным по масштабу и высоко художественным по воплощению явлением южнорусской культуры в ее целом.Веками складывался и передавался из поколения в поколение как пример народного творчества, высокой моральной чистоты и целомудрия этот красивый и поэтический обряд, образуя духовную связь времен. В его трогательном содержании был заложен огромной силы воспитательный и эмоциональный заряд, где веселое и грустное, трагическое и комическое, реальное и художественное переплетены воедино.

Народная традиция трактовала свадьбу как обязательный акт общественного признания и провозглашения молодой семьи. Без свадебного гулянья в глазах рода жених и невеста не признавались супругами. А народная мудрость и этика отождествляли свадьбу не столько с пиршеством, сколько с игровым народным спектаклем, в котором действо органично соединяло обряд и праздник, то есть строгий порядок и свободу самовыражения всех присутствующих.По существу, и по сей день свадьба на Белгородчине остается многозначительным народным спектаклем со своим особым «лицом», своим «режиссером» и «актерами». А в былые времена в этом спектакле ничего не делалось просто так: любое слово, движение, действо, любая деталь одеяния были преисполнены глубокого смысла и значения — достижения благополучия и плодородия в семье и в хозяйстве.

По всей вероятности, этот факт следует объяснять тем, что свадебные обряды были очень тесно связаны с народным земледельческим календарем. Достаточно сказать, что свадьбы на Белгородчине вплоть до 50-х годов XX века игрались преимущественно после окончания уборки урожая (осенний и зимний Мясоед), когда у родителей появлялась реальная возможность достойно справить торжество, а у гостей — от души повеселиться. А также после окончания весенних полевых работ — от Красной Горки до Троицы. По сей день селяне, почитающие обычаи и традиции предков, не играют свадьбы в храмовые и великие праздники, в продолжение Великого, Петрова, Успенского и Рождественского постов, Святок, Масленицы, Пасхальной седмицы.Есть основание утверждать, что некогда земледельческая и свадебная обрядность края составляли единое целое, имея одну общую задачу — семейное и хозяйственное благополучие. Анализируя, например, тематику календарных песен края, можно легко обнаружить в них присутствие семейно-брачных мотивов. Такова «покосная» села Фощеватово Волоконовского района:

Да побувай, да побувай, ой, Да мой милай, на покосе ...Д а косуш ку ши отбивае, ой, А мене, младу, вспоминав.

Не менее интереса в этом отношении трудовая величальная этого же села «Ой, новая да колясочка», исполняемая во время первой прополки в честь работящей незамужней девушки, в которой припевали к ней молодца:

Ой, новая колясочка, Ой, по полю бяжит, Там как во той же во колясочке, Там Ванечка сядит. Ой, на правой, да на рученьке, Он Марью держит ...

«Смысловое ядро» всех святочных колядок на Белгородчине составляют величания семьи, где хозяева — «бояре», «господа», — одетые в красивые одежды, а их избы — сказочные терема. Кроме того, если в семье были взрослые дети, то им предвещалась скорая свадьба, а под окном пелись особые колядки-«припевания».В свою очередь земледельческие мотивы характерны для большинства свадебных песен края:

Налятело полон ток голубей, Да поклевали ярову пшеницу, Поклевали всю озимую ...

Н е плачь, моя, Волжанушка, Уж, я тебя кормить буду пшаницею, Уж, я тебя поить буду водицею .

Вы гароде капустушка, Белай кащ аночек...

Ой, аленькай наш цвяток Д а лазоревай висилек ...

Примечательно то, что многие свадебные песни исполнялись как на свадьбе, так и на других праздниках календарно-земледельческого круга и гуляниях, в частности, на святочных «вечерушках», на Масленице, Семике и Троице, что свидетельствует об их тесной взаимосвязи.Как видим, культ плодородия отражен как в содержании свадебных песен края, так и в обрядовых действах, совершаемых ритуалах (выпечка свадебного каравая и «шишек», встреча молодых хлебом-солью, обсыпание их хмелем и зерном и т. д.).Более того, традиционный обряд выпечки каравая практически повсеместно сопровождался исполнением особых «каравайных» песен

Свадебная обрядность Белгородчины — явление чрезвычайно многообразное, сложное, требующее изучения, осмысления и анализа во всех аспектах. Исторические и этнические факторы, социально - бытовые и природно-климатические условия оказали определенное воздей­ствие на нее, придав особую специфику деталям обряда, их содержанию и порядку следования, приметам, песенному репертуару.Примечательно, что каждый из 21 района Белгородчины и даже каждый населенный пункт имеет характерные особенности его отправления.Вместе с тем, традиционная свадьба края при всей ее вариативности — это всегда определенная традиция, исторически сложившаяся целостность. В основе каждой свадьбы лежала хозяйственно-экономическая заинтересованность семьи жениха («за землю брали»), так как в приданое за невестой давали землю. Поэтому их стремление расширить свои земельные владения таким образом способствовало заключению браков в кругу своего села и своего сословия.

Подобные меры препятствовали проникновению чужеродных элементов в местную народную культуру. И как точно подметил В. М. Щуров, что и «по сей день в больших старинных южнорусских селах к женитьбе «на чужачке» относятся резко отрицательно».В конечном итоге, как показывают исследования, это благотворно сказалось на консервации традиционной культуры внутри каждого населенного пункта и даже группы сел с близко расположенными земельными наделами.Немаловажное значение имело и желание родителей жениха получить здоровую продолжательницу рода, работящую, скромную, мастерицу прясть, ткать, вышивать. Поэтому будущих невесток присматривали задолго до сватовства за работой в поле и по дому, на праздничных гуляниях «на широкой улице», в церкви.

А мать девушки на выданье, дабы продемонстрировать трудолюбие дочери заставляла ее чаще обычного просушивать и проветривать приданое, содержать в идеальной чистоте свою комнатку, куда ненароком под разным предлогом могла наведаться будущая свекровь или сваха. Да и сами парни на игрищах и «вечёрках» старались приглядеть пару «по себе», то есть аналогичного социального сословия и материального положения.В этом случае на брак смотрели как на дело, которое имело прежде всего материальную выгоду. Практическую сторону свадьбы красноречиво подчеркивают житейские пословицы края: «Не молодца любят — денежку», «Пора козу на торг вести». Это означало, что предпочтение будет отдано тому, кто богаче.

Однако случались приглядки и прямо противоположного порядка. На сей счет в народе сохранилось множество пословиц и поговорок: «Не бери приданое, бери милу девушку», «Невольная женитьба — не веселье». И все же, когда нужда заставляла заключать брак вопреки желанию, призрачное утешение молодожены находили в тех же пословицах: «Стерпится — слюбится!». «Усяко бувало: и по любви жанились, и по воле родительской. Коли понаравится девка отцу с матерью, облюбуют кого, то хочишь — не хочишь, любишь — не любишь, а сватать идуть!» — вспоминают старожилы белгородских сел.Основы этой традиции находим в летописи XI века, повествующей о существовании у восточнославянских племен различных форм брака и брачных обычаев «...и радимовичи, и вятичи, и север (северяне) один обычай имяху ... а брацы не бываху в них, но игрища меж селы. Схожахуся на игрища, на плясанья ... и ту умыкаху жены себе, с нею же кто съвещашеся: имеху же по две и три жены.»

Это свидетельствует о том, что даже в XI веке, то есть после официального принятия христианства, продолжали сохраняться более древние формы брачных обычаев: пережитки группового брака, «умыкания» (похищения) девушки и др.С течением времени многие элементы свадебной игры видоизменились, наполнились новым содержанием, приобрели новые оттенки.Однако основу их все-таки составляет святость и незыблемость брачных уз, отдельных обрядов и ритуалов, влияющих (по мнению селян) на дальнейшую семейную жизнь. Поэтому к ним относились как к серьезным актам, строго соблюдая последовательность, веря в приметы и обереги. А цикл действ свадебного обряда старались распределить так, чтобы свадебный пир пришелся на субботу и воскресенье

Лит.: М.С. Жиров (Народная художественная культура Белгородчины )

AOF | 16.11.2014 20:00:44