Сказки на Белгородчине

Много веков отделяют нас от того времени, когда повелось «баять басни», то есть рассказывать сказки. В одном древнем документе представлена бытовая сцена: отходящего ко сну боярина забавляет сказками бахарь (сказочник). Известно, что и русских царей тешили сказками. К примеру, Иван Грозный держал при себе слепцов-сказочников, царь Михаил — сказочников Петра Сапогова, Клима Орефина и Богдана Путяту. И сегодня сказки — это один из самых легко доступных каждому человеку прозаических жанров фольклора. И сразу же сделаем оговорку — и один из самых малоизученных на Белгородчине. Количество записанных сказок местными фольклористами, по нашим данным, не превышает два-три десятка. Большую часть из них составляют так называемые «дитячие сказки», то есть те, что рассказывали пестуньи: бабушки, нянюшки своим питомцам. Вероятнее всего, к жизни они были вызваны педагогическими потребностями: «старай бая, да поучая, а малай слухая, да вразумея». Нетрудно заметить, что основное тематическое зерно данной группы сказок — нравственные законы народа: тема труда и добра, послушания и уважения, смелости, честности и дружбы: «Про Репку», «Коза и козлята», «Теремок», «Гуси- лебеди» и т. д.

«Это первые и блестящие попытки русской народной педагогики, — писал К. Д. Ушинский, — и я не думаю, чтобы кто-нибудь был в состоянии состязаться в этом случае с педагогическим гением народа». И, действительно, с помощью сказок дети познавали мир, природу, основы взаимоотношений человека с окружающей средой и ее обитателями. Причем, для каждой возрастной группы находились свои, особые сказки.Для самых маленьких — сказки-пестушки, то и дело переходящие в песню типа подсерединской «Сказки про белых и серых гусей», суть содержания которой будет представлена в другом разделе. Для малышей постарше — общеизвестные сказки о животных, природе, например: «Колобок», «Петушок — золотой гребешок», «Про курочку рябу», «Хаврошечка», «Маша и медведь», рассказываемые на местном диалекте.

В жанровом отношении сказки, записанные на Белгородчине, имеют несколько разновидностей. Прежде всего это сказки о «братьях наших меньших» (животных, птицах, рыбах), социально-бытовые (новеллистические) и волшебные. На наш взгляд все эти три вида сказок имеют свой ареал распространения и как любой фольклорный жанр интерпретируются с небольшими разночтениями. Так, сказка «Про братца Иванушку и сестрицу Аленушку» несколько разнится в части волшебных превращений главного героя, испившего воды из копытца. Каждая из трех рассказчиц из села Рождествено представила нам своего козленка, ягненка, жеребенка. Источник зла также оказался различен во всех трех представленных вариантах. В одном случае — это злая мачеха, в другом — ведьма, в третьем — сиротство детей, заставившее их «искать на свете лучшей доли-участи».

И соучастники счастливой развязки у каждой сказочницы разные: девка-работница, казаки, Иван — крестьянский сын. А вот финал чудесного превращения во всех вариантах один с неизменным: «Тута басне — конец, а хто слухал — молодец!».Во множественных вариантах интерпретируются в народной среде края волшебные сказки. И, пожалуй, больше всего зафиксировано фольклористами бытовых сказок, в основе которых анекдотические житейские ситуации. Ярким примером данного жанра может служить сказка «О нерадивой хозяйке», записанная выпускницей колледжа культуры и искусств О. С. Евсюковой у своей бабушки Дубцовой Ефимии Семеновны (1913 г. р.) из села Пороз Грайворонского района.«Пекла одна хозяйка хлеб у дежки. Поначалу у ей по десять буханок с тэй дежки получалось. А тады допяклась — тольки буханка выходить стала.Привяла она батюшку и кажа:

— Батюшка, отслужи мине над дежкою молебен. Раньше с ней выходило десять буханок, а таперь — одна.Глянул батюшка у дежку и видя: заросла она плесенью и тесто засохло.Подумал он, подумал и кажа:
— Ложи денег на стол поболе!Хозяйка последние свои избытки на стол поклала. Ён узял их и служить стал
— Дежа, дежа! Табе требуеться вихоть, да ножа!
— Бяри, хозяйка, ветошь и ножик. Выскрябай и мой дежку!Сказал так поп и ушел сабе. А хозяйка выскребла тэю дежку и на другой день десять буханок спякла. Вот какия нерадиваи хозяйки бувають». Как говорится: «Сказка — быль, а в ней — намек...». Долгая жизнь, ибо всегда будет тянуться душа русского человека к шутке, юмору, веселью, творческой самореализации

Лит.:М.С. Жиров Народная художественная культура Белгородчины

AOF | 16.11.2014 08:46:06