Приданое невесты

«Дружка» (подружки) помогали невесте собрать приданое. Его содержимое включало сундук с одеждой, полотенца («утирки»), «дежники» (скатерти), «ложники» (одеяла, изготовленные из овечьей шерсти), «дярушки», «попоны» (тканые покрывала), дорожки, перины, 2—5 подушек, простыни, домотканые или вышитые ковры, «завески» на двери и окна, две «пелены» (убранство на святой угол).

Старожилы валуйских сел утверждают, что в давние времена приданое невесты доставлялось в дом жениха после свадьбы. Но ввиду того, что порой её содержимое не соответствовало обещанному на сватовстве, обычай поменялся Приданое стали привозить в день свадьбы или за день-два до нее, придерживаясь мудрой поговорки: «Сначала деняжки на стол, потом нявесту за стол!»

В свадебном обряде перевоз приданого и постели невесты в дом жениха являлся ответственным моментом. Главная роль в нем отводилась свахе или тете невесты. Для переноски тяжелых вещей приглашались 1—2 мужчин, также из числа близких родственников.

По количеству нагруженных добром подвод определялась степень богатства молодой. У имеющих большой достаток их было не менее двух. Наличие шубы у невесты также служило знаком особого достатка: «У ей шуба под сиваю бур... видать из молодого баранчика справлена!»

Богатой считалась невеста, которая перевязывала «дружко» рушником, среднего достатка — платком.Примечательно и то, что обоз с добром селяне могли остановить, чтобы всё досконально осмотреть, ощупать и сосчитать. Поэтическое содержание приуроченных к этому моменту песен — яркое тому подтверждение:

... А вот сестра Мариюшка,
Сильная богатина.
Ох, белаи рущнищещки
Погнули крющещки.
Ох, белаи скатертещки
Поломали станощки.
Ох, дубоваи сундущещки
Погнули мостощки.
Шубки, юбки, завязощки
Поломали грядощки...

«Когда везли княжен, уся деревня сбегалась. Бабки хворые, и те выглядали из окон», — вспоминают калининские старожилки. Приданое невесты они до сих пор называют «княжен».

Принимала приданое мать жениха или его старшая сестра (обязательно замужняя).Однако приданое невесты надлежало еще выкупить. Эту функцию выполнял дружко» жениха и сваха.Как правило, обряд выкупа сопровождался шуточными «корилками», исполняемыми «подружьем» (подружками) невесты:

Ах, дружко, дружко,
Неповертушко.
А купи у нас приданое,
Мы недорого просим,
Дешево отдаваем:
Два рубля с полтиною,
Полтора с гривенъю!

Скупость «дружко» или его финансовая несостоятельность служила поводом для насмешек «игриц» (подружек):

Ах, дружко, дружко,
Неповертушко:
Не табе дружковатъ,
Не табе покупать.
А табе с длинною палкою,
Собак гонять?

Еще большего труда стоило выкупить сундук с «добром», на котором с палкой в руке сидела сестра невесты или ее тетя. Приплясывая, она никого не подпускала близко, требуя выкуп, и обязательно добивалась своего. В селе Мощеное Яковлевского района за сундуком приезжали сваха и «дружка» жениха. Выкуп приданого сопровождался обрядовой песней:

Сестрицы, да мои подружки,
Да продали да мои подушки,
Ой, лёли, ой, лёли, ой, лёли,
Да продали да мои подушки.

Да продали да мои подушки,
Да за четыре полушки,
Ой, лёли, ой, лёли, ой, лёли,
Да за четыре полушки.

Да подушки, перины,
Да за четыре полтины,
Ой, лёли, ой, лёли, ой, лёли,
Да за четыре полтины.

«Уряжать хату» жениха доверялось, как правило, крестной матери невесты, старшей сестре, тете. Они развешивали «завески», полотенца «пючкями, штук по десять» на специально укрепленную веревку. С особой тщательностью убиралась постель. «Добро» складывалось так, чтобы все хорошо просматривалось. Спорая работа свах обязательно поощрялась небольшой трапезой в доме жениха, а веселые песни свидетельствовали о хорошо слаженном деле.

Практически во всех 3-х регионах Белгородчины выкуп постели, приданого осууществляли и в утро свадебного дня. Например, в Арнаутово Красногвардейского района в роли «купцов» выступали «дружко», сваха, крестные жениха, в роли «продавцов» — младшие братья и сестры невесты с палками- скалками в руках, ее подружки, крестная мать. Долгие торги выливались в импровизированный шуточный диалог, в ходе которого «купцы» «хаяли» (высмеивали) приданое:

— Да у Вашей молодой перина каменьями набита и холсты не беленые. В ответ на что «продавцы» демонстрировали «товар лицом»:

— Перина, сваточки, из лебяжьего пуха, а холсты, как солнушко сияют

!

В ходе такой перепалки стороны договаривались о стоимости приданого дети еще и сладости получали, зорко следя за ходом торгов и не упуская случая «угостить» скалкой несостоятельного «купца».В Краснояружском, Ракитянском, Яковлевском районах роли «купцов» распределялись еще более конкретнее. Сваха занималась выкупом подушек:

Ой, девки, дурины,
Продали перины,
Продали перины,
За три полтины...
Ой, девки, дурушки,
Продали подушки...

«Дружко» выкупал место, а жених — косу невесты. Традиционно косу продавали младший брат девушки или племянник с «каталкой» (кухонной скалкой) и ножницами . Его требование: «Давай, поболе, не то косу отрежу!» — всегда имело на жениха желаемое воздействие. В ряде мест края деньги на выкуп собирались, как говорится, «всем миром посредством величания гостей:

Чарочка моя, серебряная,
На столику - блюдечку поставленная.
Кому ее пить, кому выпивать?
Ох, пить чару добрым людям,
На здоровье, на здоровье!

И начинают: «...крутить, вертеть. И кому водку пить, берут кружку и деньги в нее бросают. А его величают, кружкою по столу бьют. Она гудит, звенит, с песнею перекликается. Всех обогревают и полную кружку денег насбирают...», — вспоминает 3. Ф. Закурдаева (1927 г. р.) из села Нежеголь Шебекинского района.

Канун свадьбы ознаменован приглашением гостей. Следует подчеркнуть, что эту миссию выполняли жених и невеста со своими дружками и «подружьем». В нарядной одежде они разъезжают по родным и знакомым и просят на свадебку и редкий хозяин, выпустит их, не угостивши. Безусловно, в стороне от приглашения не оставались также родители молодых, сват и сваха

.

По вечерам до самой свадьбы жених навещал свою суженую. Непременно угощал сладостями. А она, в свою очередь, угощала его орешками и калеными семечками. Родители невесты также оказывали будущему зятю особые знаки внимания, потчуя блинами и яичницей. Однако видеть суженую накануне свадьбы жениху возбранялось, и этот обычай молодыми неукоснительно соблюдался.

Лит.: М.С. Жиров. Народная художественная культура Белгородчины

AOF | 15.04.2015 18:27:06