Инструментальная музыка фольклорной традиции

Важнейшей составной частью музыкального фольклора Белгородчины являются народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка. Будучи специфической формой отражения быта, истории, мировоззрения, художественных импульсов народа, инструментальная музыка фольклорной традиции усилиями многих поколений на протяжении веков сформировалась в самобытное эстетическое явление, представляющее значительный интерес как для науки, так и для современного музыкального творчества.

Судя по тому, как часто народные инструменты упоминаются в песенном фольклоре края, можно говорить, насколько они были распространены и любимы в народе. Достаточно вспомнить многообразие вариантов, бытующих во всех регионах области, свадебных «Трубушек» с импровизационным поэтическим содержанием:

Да затрубили в трубушки,
Рано на заре.
Заплакала Мареюшка,
По русой косе ...,

в которых запечатлен старый национальный обычай трубить на свадьбе в трубы.Воспоминания о местных музыкальных инструментах остались в частушках и песнях края:

« Балалайка — игрушечка,
Кт о играя — тот душ ечка»

или ...

«Ах, дудошник, да балалаешник
Пот ерял дудку на чужом кутку...».
«...Да не дудками, да не волынками,
Н и звонкими ладонями ...»
«... Да пастух выйдя на лужок
Заиграл шу рожок ...»
«Ой , дудки, вы, дудки,
Звончат аи гусли ...»

А в шуточной песне «Как у нашего соседа», записанной в Прохоровском районе, описывается целый оркестр домашних животных, играющих на народных инструментах:

«Как у нашего соседа,
Весела была беседа.
Вся скотинушка играла: Мериночи — во гудочки, (разновидность дудки)
А коровы — у рёвы,
А бы ки — у треноги,
Кобылицы — у скрипицы,
А овцы — у тонцы,
А гуси — у гусли,
А индюшки — у коклюшки,
Как утки — у дудки ...»

Приведенные примеры — убедительное свидетельство того, что в недавнем прошлом во многих районах Белгородчины бытовали народные инструменты трех основных видов: духовые, струнные (щипковые и смычковые) и ударные. В их числе различные дудки, жалейки, трубы, рожки, балалайка, скрипка.

Лит.: М.С. Жиров. Народная художественная культура Белгородчины

юююююююююююююююююююююююююююююююююююю Народные музыкальные инструменты

В недавнем прошлом во многих районах Белгородчины бытовали народные инструменты трех основных видов: духовые, струнные (щипковые и смычковые) и ударные. В их числе различные дудки, жалейки, трубы, рожки, балалайка, скрипка.

Наиболее разнообразны духовые инструменты, изготовляемые из дерева, тростника, камыша, стеблей зонтичных и сложноцветных растений, глины, рогов животных. Многие из них имеют очень древнее происхождение и различное практическое назначение: от бытового (оповещение селян о выгоне и приходе скота), для создания соответствующего настроения, а так же как аккомпанирующая группа в плясках, частушках и сольная — в инструментальных и плясовых наигрышах.

Духовые инструменты в свою очередь делятся на три группы:
свистящие (обертоновая флейта — «калюка», многоствольная флейта — «кугиклы», одноствольная и двуствольная дудки);
язычковые (одинарная и двойная жалейка — «пищики»);
амбушюрные (пастуший рог — применялся для подачи сигналов пастухами). (Смотри Народные музыкальные инструменты Белгородско-Курского региона)

Название трубы с игровыми отверстиями (рожок) как бы намекает на происхождение его из рога.

К числу струнных инструментов, бытующих в крае повсеместно, относится балалайка, в ряде мест — скрипка и мандолина, в районах южной части области — мандолина и бандура.

Ударным инструментом было лезвие косы. В ряде районов, граничащих с Курской областью, — трещотки. В быту в качестве музыкальных инструментов использовались гребни, ложки, глиняные свистульки.

В наши дни довольно широкое распространение получили гитара и хроматическая гармоника. Русская инструментальная музыка Белгородчины — одна из наиболее ярких и колоритных объектов исследования.

В фундаментальных трудах, монографиях, учебных и методических изданиях В. М. Щурова, А. Н. Иванова, В. К. Галахова, А. С. Кошелева дается многообразный мир народной музыки в её историческом и социально-культурном развитии ряда регионов области: Алексеевского, Красногвардейского, Ракитянского, Валуйского, Волоконовского.

Однако это вовсе не означает, что местные инструментальные традиции изучены полностью. «На повестке дня давно стоит планомерное и углубленное, специальное изучение бесчисленных местных инструментальных традиций».

Мы убеждены, что необходима более углубленная работа по выявлению и освоению этого пласта: изучению народных инструментов, секретов их изготовления, исполнительских приемов игры на них, ибо каждый регион области — это своего рода заповедник инструментальной музыки.

Так, Белгородско-Воронежский регион наиболее полно представлен инструментальным творчеством селян Большебыкова, Малобыкова, Стрелецкого Красногвардейского района, Подсереднего и Афанасьевки Апексеевского района.

Музыкально-этнографическая работа исследователей выявила здесь бытование группы свистящих, язычковых и струнных инструментов: обертоновой травяной дудки — «калюки», жалейки — «пищика», балалайки — «балабайки».

Живая традиция игры на обертоновой флейте — одно из недавних, уникальных открытий отечественной фольклористики. Первые материалы о ней получены в августе 1980 года студентами Московской и Ленинградской консерваторий в селах Подсереднее и Большебыково.

Впоследствии участник экспедицииА. Н. Иванов, значительно расширив границы исследования, выявил ареал бытования инструмента на территории Алексеевского, Красногвардейского и Валуйского районов (смотри "Районы Белгородской области").

Ему и принадлежит статья «Волшебная флейта южнорусского фольклора», основной акцент в которой сделан на реконструкцию обертоновой флейты: материал и способы изготовления, функциональное назначение, сезонность использования, приемы и технику игры, звуковые ресурсы и характер их использования, стилистические особенности наигрышей. Сегодня это единственный источник наших знаний о травяной дудке.

«Обертоновая флейта соразмерна человеку с обоих концов — и снизу, и сверху. Нижний конец канала — с выходным отверстием — по диаметру не может быть шире, чем подушечка пальца, и составляет не более 12— 14 мм. А горловина флейты является как бы непосредственным продолжением рта исполнителя; здесь диаметр канала достигает 19— 23 мм»

.

Иными словами длина дудки не должна превышать размера вытянутой руки от плеча до кончиков пальцев, выходное отверстие — соответствовать кончику пальца исполнителя, а дульце — его рту.

Основываясь на воспоминаниях старожилов края, А. Н. Иванов установил, что травяная дудка — инструмент сезонный. Играли на них летом и по осени, с середины июля и до самых холодов.

Именно в это время года для изготовления музыкальных инструментов пригодны пустотелые стебли многих растений: лужных семейства зонтичных (бутень, борщевник, жабрица), а также стебли тыквы; колючих семейства сложноцветных (татарник колючий) и лыка.

Однако лычные дудки сложны в изготовлении: лыко широкой полосой накручивают на кончик пальца так, чтобы не превысить допустимую конусность ее канала.

В исследуемом регионе для изготовления дудок наиболее широко использовались лужные растения, главным образом свежесрезанные стебли. Это были инструменты одноразового употребления. Ими не дорожили и сразу после игры выбрасывали.

Несколько дольше служили дудки из татарника колючего, по-местному «калюки». Однако и их срок службы не превышал сезона.При изготовлении дудки надлежало выполнить ряд технологических правил. Срезанный стебель тщательно очищали от листьев, колючек, внутренних перепонок, строго следя, чтобы стенки ствола не пропускали воздуха.

«Для верхней части инструмента используется слегка утолщенная нижняя часть стебля, на которой выделывается дульце. Нижним концом дудки становится верхняя часть стебля, на которой располагается выходное отверстие ее канала. Срез для выходного отверстия делается строго поперечным, срез для дульца — под углом 45 градусов.

На получившемся у дульца выступе с внешней стороны стебля вырезается свистковая прорезь (окно) ....... Традиционный способ игры на дудке складывается из двух составляющих: пальцевой техники и техники дутья».

Примечательно то, что травяные дудки — исключительно мужской инструмент, на котором играли поодиночке мальчики, подростки, мужчины, старики. Стремление девочек к игре строго порицалось.

Как показали исследования А. Н. Иванова, в селах Большебыково Красногвардейского и Подсереднее Алексеевского районов бытовала традиция ансамблевой игры. Ее продемонстрировали С. Ю. Ермаков (1910 г. р.), Д. Н. Капустин 1907 г. р.), И. А. Косинов (1913 г. р.), Н. Д. Щербинин (1904 г. р.) из Большебыкова.

Из заготовок свежесрезанных стеблей они сконструировали три разновеликие дудки. Разница в их длине устанавливалась мастерами с помощью ширины ладони, выс­тупающей в качестве меры для настройки ансамблевых дудок.

Игра была возможна лишь при условии зрительного и слухового контроля играющих друг за другом.В результате устанавливается общий темп, согласуются ритмические и звуковысотные рисунки отдельных партий.

К числу одноствольных, более распространенных в Белгородско-Воронежском роегионе инструментов принадлежит одинарная жалейка, в народе — «пищик», в ряде мест называемая рожком, ввиду его изначальной бытовой функции. Инструмент состоит из трех отдельно изготавливаемых составных частей: пищика, дудочки и рога.

В зависимости от величины раструба общая длина ее колеблется от 14 до 20 см. Звук жалейки резкий, пронзительный, громкий, несколько гнусавый, по тембру напоминает гобой.

Двойная жалейка, по свидетельству В. М. Щурова, является одним из самых характерных инструментов местной фольклорной традиции. Непревзойденное мастерство игры на пищиках М. В. Сычева (1910 г. р.) из села Стрелецкое Красногвардейского района, П. Т. Капустина из Большебыкова, Е. М. Сапрыкина (1905 г. р.) из села Афанасьевка Алексеевского района составило основу его исследований. По утверждению исполнителей, чтобы пищики были более звучными, их делали из сухого камыша, «продутого ветром», используя подходящие стебли на крышах строений.

На расстоянии 35 мм от верхнего конца инструмента делают язычок («голосник»), игровые отверстия — на расстоянии 20 мм от нижнего конца (без раструба). Дудочку с шестью игровыми отверстиями называют шестериком, с тремя — тройником. Затем две одинаковые по длине трубочки (230 мм) вставляют в один общий раструб из рога.

В местной музыкальной традиции пищики имели огромное значение. Их роль в карагодах, праздничных гуляниях незаменима ввиду многообразия плясовых наигрышей в репертуаре: «Пастушок», «Карагодная», «Русского», «Гусачок», «Журавлик», «Щеголик», «Кукушка», «Посеяли девки лен», «Малинка», «Березушка». В этой связи уместна частушка, записанная В. М. Щуровым от Е. Т. Сапелкина:

«Сколько раз я зарекался
Под пишшики песни петь —
Как пишшики заиграют,
Не могу я утерпеть».

К более поздним музыкальным инструментам, бытующим на территории края в XVII веке, мы с полным основанием можем отнести балалайку, имеющую местный термин «балабайка».

Само слово балалайка состоит из двух составляющих его: «бала» — это лепетание, балакание, негромкое бормотание, а «байка» — побасенка, выдумка, что так соответствует многовариантности исполнительских приемов игры на ней: «кучеряво», «выговор», «выделывать кренделя» — и репертуару («Камаринская», «Барыня», «Акулинка», «Сербиянка», «Матаня», «Гопак», «Яблочко», «Частушки»).

Своим становлением южнорусская балалаечная культура обязана Указу царя Алексея Михайловича «Об исправлении нравов и уничтожении суеверий», принятом в 1648 году, согласно которому людей ссылали в «украйные» земли, на охрану южных окраин Российского государства даже за игру на балалайке.

Об этом свидетельствует древний документ 1688 года под названием «Память из Стрелецкого приказа в Малороссийский приказ».

«В нынешнем году, июня во 13 день во Стрелецкий приказ приведены арзамасец посадской человек Савва Федоров сын Селезнев да Шенкурского уезду дворцовой Важеской волости, крестьянин Ивашко Дмитриев, а с ними принесена балалайка, для того, что они ехали на извозничье лошеди в телеге во Яусские ворота, пели песни и в тое балалайку играли и караульных стрельцов, которые стояли у Яусских ворот на карауле, бранили матерны...».

Согласно «Памяти», «приведенным людям Савке и Ивашке ... учинить наказание... бить батоги и сослать с Москвы в малороссийские городы», что и было с прилежанием исполнено. Здесь, на краю опасности, музыкантам уже никто не мешал свободно предаваться игре на балалайке, не боясь, что их осудит церковь или сошлют на «украину».

Мы уже отмечали, что в сооружении Белгородской черты принимало участие не только население русского черноземья, но и казаки, а также стрельцы из многих городов России. Обживая новые земли, «служилые люди» несли с собой свои песни, наигрыши, музыкальные инструменты.

Так формировалась, приобретая свои характерные черты, инструментальная традиция балалаечников Белгородско-Воронежского региона, которая сохранилась и в наши дни. Свидетельство тому — записи ансамблевой манеры игры малобыковских музыкантов:В. Т. Шелякина, Я. И. Чернякова, У. П. Калуцкого из села Верхососна, заведующего отделом культуры Красногвардейского района А. Т. Харыбина.

Примечательно то, что в каждой местной балалаечной традиции установились свои виды настройки открытых струн. В одних селах число строев бывает два-три, в других разновидность настройки доходит до семи.

Так, в Малобыково балалаечники играют в унисонно-квартовом строе, который в народе называют «балалаечным», и в терцовом мажорном строе, называемом «народным». Оба эти строя неразрывно связаны с определенными наигрышами, хотя каждый балалаечник, как правило, отдает предпочтение лишь одному из них.

Таким образом, все песни и наигрыши исполняются им в одной настройке, в результате чего напевы из одного строя перемещаются в другой. Чтобы удобно было играть и петь, каждый балалаечник подстраивает инструмент под свой голос. Да и способы звукоизвлечения на инструменте у каждого разные: бряцание, дроби, щипки в сочетании с ударами по деке.

Бытует в среде малобыковских музыкантов-балалаечников и термин «перветь» и «втореть». Однако указывает он больше на технику игры, нежели на классификацию партий. За спиной настоящего балалаечника, который мастерски выписывает кренделя и коленца», начинающему игроку достаточно лишь держать гармонический фон или просто играть мелодию, то есть «повтореть».

Местные балалаечники утверждают, что для усиления качества и силы звука они пробовали удвоить число струн за счет спаривания каждой, используя для этой цели обрывки проводов от телефонного кабеля, тонкую проволоку со старых сеток от ульев. Однако игра на шестиструнках своего развития не получила ввиду технических погешностей (колки плохо держат строй).

В качестве аккомпанирующих инструментов в селах Белгородско-Воронежского региона народные исполнители широко используют дудки-свистушки, предметы быта: косу, ложки, гребни. В ряде мест бытует мандолина и гитара. Оригинальны женские плясовые наигрыши «на губах», зафиксированные нами в ходе фольклорных экспедиций в села Круглое, Подсереднее, Нижняя и Верхняя Покровка.

Музыкально-этнографическая работа фольклористов в Белгородско-Курском регионе в течение последнего десятилетия дала возможность получить дополнительные сведения о народных инструментах, бытовавших в селах Ракитянского, Ивнянского и Прохоровского районов, что полностью согласуется с многолетними исследованиями В. М. Щурова. «В былое время по праздникам толпы одетых в национальные костюмы крестьян собирались у реки на лугу.

Зимой плясали под игру дударей, весной и летом водили «танки» и «карагоды»... .Во время рождественских святок на льду реки располагался народный инструментальный ансамбль. Его состав:

1. Три-четыре дудки (продольные флейты с пятью или шестью отверстиями з стволе для пальцев).
2. «Двухголоски» — большие по размерам и более низкие по звучанию “родольные флейты.
3. Рожок — тростниковая дудочка типа кларнета с пищиком на месте мундштука и коровьим рогом на конце. У рожка в селе Богатое было пять или шесть отверстий для пальцев. Играть на инструменте с шестью отверстиями считалось признаком большого мастерства. На таких рожках играли исполнители-виртуозы.
4. Кугиклы (флейты Пана), здесь называемые «свирелями».
5. Ударным инструментом было лезвие косы. Исполнитель в такт наигрышу слегка подбрасывал его, ударяя деревянной палочкой, зажатой в правой руке. Пальцами левой руки, подбрасывавшей и ловившей лезвие, регулировались тембровые оттенки».

Широкое распространение в Белгородско-Курском регионе имела также мандолина, скрипка, гармонь. Нами установлено, что в быту в качестве музыкальных инструментов использовались гребни, трещотки, ложки.Как показывают исследования, кугиклы, ввиду их древности, по праву занимают особое место в инструментальной музыке фольклорной традиции данного региона.

Это разновидность многоствольной флейты, известной в фольклористике под названием «флейта Пана». Изготавливаются трубки из камыша, зрелого тростника, бузины, середина которых легко удаляется. Набор одной пары кугикл включает не более пяти дудочек. Однако чаще всего играют на двух-трех. Каждая издает только один звук. Дудочки между собой не скрепляются, играющие располагают их по высоте звуков. Во время игры дудочки держат у рта, одной рукой за верхнюю часть, быстро передвигая от одного угла рта к другому в зависимости от необходимости извлечь звук той или иной высоты.

Иногда голосом вторят звукам инструмента. Этот прием называют «фифкать», так как выкрик соответствует слогам «фиф-каф».На кугикпах играют только женщины, чаще всего ансамблем три-четыре человека. Игра на этом инструменте трудна и предполагает особую выучку, так как на пятиствольных кугикпах обычно играется главная партия, расцвеченная «фифканьем», а двух- и трехствольные ей аккомпанируют или, по-местному, «придувают», то есть сопровождают.

Да и сами трехствольные кугиклы называются придувальными. Особенности звукоизвлечения на кугиклах, ритмические сочетания отдельных партий придают звучанию ансамбля кугикл живой, чрезвычайно жизнерадостный характер. Репертуар наигрышей на кугиклах довольно богат — плясовые песни, наигрыши для плясок («Тимоня», «Акулинка», «Смиренушка», «Барыня» и многие другие).

Кугиклы также используют и в смешанных ансамблях народных инструментов, о чем мы уже упоминали выше. Тембр кугикл очень гармонично сливается с тембрами других духовых деревянных инструментов и скрипкой.

Белгородско-Оскольский регион области также представлен уникальными живыми «памятниками» инструментальной музыки фольклорной традиции. Материалы исследований автора в ряде сел Валуйского, Волоконовского и Новооскольского районов дополняют сведения о бытовании в них различных музыкальных инструментов: балалайки, мандолины, скрипки, гармоники и гитары.

По свидетельству Крутенко Н. Т. f1924 г. р.) из Колосково, что в Валуйском районе, она помнит рассказы о бытовании рожка, по сигналу которого хозяйки «сгоняли худобу в стадо». Его незатейливый мотив заставлял животных утром «перекликаться» во дворах, вечером извещал хозяек об их возвращении с пастбища. Рассказали и о травяных дудках, на которых играли пастухи и наиболее способные подростки в ночном. К сожалению, восстановить в своей памяти конструкцию такой дудки старожилы валуйских сел (Колосково, Хмелевца, Селиваново, Безгодовки, Тимоново) уже не в состоянии.

Помнят только, что была она довольно длинной и играли на ней мужчины очень часто после захода солнца «за воротями», у хат.Такие утверждения полностью согласуются с материалами исследований московского фольклориста А. Н. Иванова, отыскавшего в 80-е годы исполнителей на травяных дудках в селах Валуйского района. Согласно его данным, для изготовления такого инструмента требовались отрезки трубчатых стеблей семейства зонтичных и сложноцветных растений. Как видим, использовался природный материал, которого в округе было множество, а потому дудки долго не хранили, используя лишь от сезона к сезону, а то и от игры к игре. По всей вероятности, этим и можно объяснить отсутствие травяной дудки в среде селян сегодня.

А вот искусство балалаечной игры в селах Фощеватово, Шиншиновка, Тишанка, Погромец, Волчья Александровка Волоконовского района до сих пор ярко и самобытно.

В сокровищницу музыкальной культуры края вошли наигрыши в исполнении фощеватовских виртуозов И. Ф. Михайлова, К. Г. Иванова, Г. И. Алтуина, И. Ф. Гавшина, В. К. Ватутина: «Барыня», «Семеновна», «Подружка», «Побреду», Саратов», «Камаринская» и, конечно, лирический наигрыш «Дуся» местного распро­странения, сопровождающий шутливые страдания:

Ох, ты, Дуся, моя Дуся, расставаться нам пора, Лю ди по году гуляют, мы с тобою полтора. Ой, ты, Дуся, моя Дуся, боевая вся семья, Кабы Дусю узял замуж, боевой бы был и я.

Примечательно то, что в Фощеватово распространена ансамблевая манера игры на балалайках — вдвоем, иногда и втроем. Тогда один «ведет» мелодию, другой воспроизводит аккорды сопровождения. Как и в исполнении женщинами двуххорных песен, о чем мы уже упоминали выше, музыканты перед началом игры специально договариваются, кто будет «перветь», а кто «втореть».

Да и настраивают инструменты каждый из них по-разному. «Нередко, чтобы поднять общий строй балалайки, народный музыкант перевязывает лады (с первого по пятый), накладывая на гриф в соответствующем месте небольшую деревянную планку и туго обматывая ее веревкой».

Жива традиция сольной и ансамблевой игры на балалайке в селах Тимоново, Шелаево, Рождествено, Насоново Валуйского района. Посвоему самобытно играют народные музыканты «Подружку», «Страдания», «Матаню», «Барыню», «Сербиянку». Самобытно и звучание инструментальных ансамблей, в составе которых балалайки, мандолины, гармошки, косы.

Аналогичные наигрыши есть и в репертуаре народных музыкантов сел Тростянец, Солонец-Поляна, Богородское, Ярское, Макешкино, что в Новооскольском районе. Однако каждый наигрыш сугубо индивидуален, со своим «перябором».Как видим, основную часть репертуара балалаечников Белгородско-Оскольского региона составляют плясовые, танцевальные и частушечные наигрыши.

Однако при исполнении одного и того же репертуара приемы игры каждого музыканта своеобразны: игра разложенными аккордами, мерное бряцание, выигрывание мелодических украшений, тремолирование на одном звуке.

Отсюда для нас становятся понятны смыслы местных терминов высокой игры: «выписывает коленца», «выделывает кренделя», «вензеля выводит», «кучеряво», «ладить» и так далее. И в этой многовариантности — сила музыкального фольклора Белгородчины, его долговечность.

Лит.: М.С. Жиров. Народная художественная культура Белгородчины



Копирование материалов разрешается только с указанием источника (BELUEZD.RU) и индексируемой прямой ссылкой на сайт (https://beluezd.ru)!

  1. HTML ссылка:
  2. Ссылка для Форума:

Комментарии (0):

Для добавления комментариев надо войти в систему.
Если Вы ещё не зарегистрированы на сайте, то сначала зарегистрируйтесь.

Популярные статьи

Сёла Белгородские. Энциклопедическое издание.

Осыков Б.И