Имена и фамилии в Старооскольском уезде

Старооскольская антропонимия XVII - начала XVIII в.

Личные имена и их системы — это факты истории общества, и их изучение при умелом анализе, дает историку ценный дополнительный материал. История личных собственных имен (антропонимов) изучается специальной исторической дисциплиной — исторической антропонимикой.

Совокупность же личных имен принято называть антропонимией. В систему имен входит и набор имен(именник), и большая или меньшая их распространенность, и мотивы наречения имени, и способность именования человека вне официального круга общения и т.п.

В предлагаемой читателю статье рассматриваются типы личных наименований в Старооскольском уезде XVII — начале XVIII в.применительно к основным социальным группам населения. Старооскольская антропонимистическая система, в основном, сложилась в XVII столетии и включала в наименование лица три элемента: имя, отчество и фамилию.

Собственные имена содержатся в большинстве документов, но для анализа были использованы материалы, где имена представлены в массовом порядке: книга 1615 г., писцовая книга 1643 г., переписная книга 1646 г., годовая смета 1668 года, писцовые описания Окологородного стана 1685 и 11691гг., «сказки» служилых людей 1700 г., ландратская перепись 1719г.

В православной России обряд крещения включал наречение имени из строго определенного перечня святых, помещенного в святцах — церковном календаре. Эти имена принято называть календарными. Долгое время у самых широких слоев населения сохранялись нехристианские имена, которые давались по обычаю, с церковью не связанному. Такие имена принято считать некалендарными.

В процессе работы с архивным материалом был просмотрен список в 18 535 человек. В старооскольском именнике были широко представлены как календарные, так и некалендарные имена (выявлено 238 мужских имен и 81 женское имя).

Среди наиболее распространенных календарных мужских имен были Иван, Василий, Григорий, Михаил, Федор,Андрей, Яков, Семен, Степан, Никита, Афанасий, Тимофей, Петр, Кузьма, Игнат, Дмитрий, Алексей, Данила, Илья.

Автор составил список в порядке процентного убывания от общего объема наименований (от 10% до 1%). Как и ожидалось, самым популярным из списка оказалось имя Иван, и за столетний временной промежуток оно неизменно удерживало первенство со значительным отрывом от остальных. Необходимо отметить, что имя Иван наиболее распространено среди различных категорий населения.

К примеру, из 167 оскольских городовых и беломестных казаков в 1615 году это имя носило 18 человек (10,68%). В переписной книге 1643 года из 262 крестьян им было наречено 33 человека (12,6%)2. В 1719 году деревня Верхняя Атаманская насчитывала 381 жителя, из которых 189 человек мужского пола и 17 Иванов (9%)3.

Был проведен также анализ среди высшего сословия, в Старооскольском уезде его представляли воеводы. Из 61 старооскольского воеводы имя Иван носили 13 человек (21,31%). По подсчетам автора от 6% до 4% старооскольцев были носителями других календарных имен — Василий, Михаил, Григорий, Федор, Степан.

Территория Старооскольского уезда заселялась преимущественно русскими людьми. Однако в конце XVII — начале XVIII вв. пределы края мигрируют представители иных национальностей, большей частью «черкасы», по терминологии того времени наименование украинцев. Среди двух тысяч данной категории населения, которые обосновались в уезде главным образом в 1711— 1718гг., достаточно часто встречалось имя Иван, но не чаще чем Остап, Викула, Гаврила и пр.

Среди наиболее распространенных некалендарных имен старооскольцев были Аноха, Беляй, Буняй, Булгак, Ермак, Замята, Истома, Калина, Клепа, Логин, Мануйла, Мелех, Надека, Незнанка, Несватей, Нечай, Орех, Павлин, Парша, Познанка, Позняк, Постник, Пятой, Русин, Саватей, Сила, Тамила, Третьяк, Увар, Юшка.

До сих пор речь шла о мужчинах. В отношении женщин список личных наименований не столь велик, как и процентный разрыв между наиболее распространенными именами.

Ими были Авдотья, Анна, Марья, Просковья, Федора, Ирина, Аксинья, Татьяна, Анастасия, Дарья, Катерина, Марфа, Пелагея, Федосья, Наталья, Варвара, Аграфена, Стефанида. Первые четыре имени из списка составляли 8-10% в общем объеме наименований.

Социальную роль играла и форма имени: Дмитрий или Митька, Василий или Васька, Лазарь или Лазарко, Петр или Петрушка, Иван или Ивашка. В то же время форма имени могла отражать и возраст: обычно дети также именовались с формантом «-ка » или «-ко ». Женские имена с такими формантами практически не встречаются.

В семейных наименованиях старооскольцев выделяется несколько типов. Чаще всего семейное обозначение передавалось по наследству, что свидетельствует о сложившейся фамилии. В этом случае фамилия сформировалась до XVII века. К примеру, в 1615 году упоминается сын боярский из деревни Яблоновое (Черниково) Петр Фефилов.

По переписи 1643 г. в том же поселении значатся дети Петра Василий и Борис Фефиловы. В 1700 году в деревне проживали два брата Фефиловы — Иван и Евсей., а в 1719 году 54-летний Иван Михайлович Фефилов имел 47-летнюю жену Анну и трех сыновей — Филиппа, Григория и Фатьяна. Упомянутая фамилия сохранилась в Староосколье до наших дней.

Еще одним типом семейного обозначения является дедичество или отечество. Приведем несколько примеров образования новых фамилий по Ездочной слободе. Так в 1719 году Яков Антонович Быков, женившись на дочери Захарова Максима, поселился во двор тестя в с. Стужень.

Сам Максим Иванович и его племянники Степан и Иван Яковлевичи Захаровы по переписи 1691 года имели дворы в Ездочной слободе, но часть земельных владений находилась в селе Стужень, куда, вероятно, и перебрался Максим Захаров. Однако в документе упоминается и другая фамилия — «Малые они ж».

Оказалось, что Максим являлся внуком, а Степан и Иван правнуками станичного ездока «Лариона Захарева сына Малово»1. По имени своего прадеда и отчеству своего деда Петра Юрьевича Зотина принял новую фамилию Сергей Григорьевич Юрьев. Таким образом сформировались в Староосколье фамилии Алексеевы, Абрамовы, Гавриловы, Захаровы, Осиповы и др

.

Еще один тип семейного обозначения складывался как притяжательное прилагательное от прозвища, чаще всего отражавшего занятия человека. Так по прозвищу образовалась фамилия Дятловых, а их предок был Андрей Игнатьевич Буняев. В казацкой слободе 1615 года в свободное от службы время пять казаков занимались гончарным промыслом, который через столетие стал одним из основных занятий большинства жителей пригородного поселения.

Некоторые потомки служилых людей стали именоваться Гончаровыми. Отражение занятия человека особенно ярко проявлялось в фамилиях украинцев, которые в Староосколье практически не занимались земледелием. В ландратской переписи 1719 года упоминаются Коваль, Гончар, Ткач, Ткаченко, Мирочник, Бондаренко, Чеботарь, Котляр, Тетюниченко, Шкурник.

Группа прозвищ свидетельствует о месте прежнего проживания человека, показывает направление миграций. В Старом Осколе жили:

Курченин, Волуйчанин, Крапивинец, Серпуховской, Путивлинец, Рязанец, Сумской, Донской, Дунайский, Ельчанин. Прозвище типа Черкашенин указывало на национальную принадлежность.

Прозвища отражали физические свойства человека, его личные качества и иные особенности:

Косой, Сухой, Беляк, Мудряк, Зубатый, Лоза, Безрученко, Щербина, Холодок, Липовской, Жаворонок,Железная баба, Кровопуск, Рябая кабыла, Хромой, Засекин и др.

Фамилии или прозвища некоторых детей боярских или иных чинов служилых людей совпадали с названиями ряда поселений уезда, где они проживали. Названия этих населенных пунктов произошли от первых поселенцев: деревня Волкова от Волкова Андрея Григорьевича, деревня Сараева Поляна-Завалишино от Завалишина Софона Семеновича, деревня Бекетово от Бекетова Михаила Осиповича, деревня Монаково от Монакова Лукьяна Семеновича и др.

В названии поселения присутствовала, в основном, фамилия первопоселенца. Имена употреблялись значительно реже, чаще в XVIII веке.В старооскольской антропонимии XVII века социальную роль играло отчество человека. Оно служило показателем его общественного положения. Лишь представители старооскольской администрации (воеводы) именовались с «-вичем»: Степан Федорович, Гаврила Корнилович, Парфен Лаврентьевич.

Но и эти люди в отписках на царское имя называли себя без отчества и уничижительно: «Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всеа Русии холоп твой Гришка Кобяков челом бьет», — писал, например, в 1661 году старооскольский воевода. У основной массы старооскольцев отчество имело следующий вид: Михайлов сын, Петров сын.

Городские и уездные низшие чины по отчеству не назывались. Однако такое положение не следует абсолютизировать, ибо та или иная категория населения могла, в зависимости от формуляра и назначения документа, использоваться с отчеством и без такового. В отношении женщин существовала особая форма именования — обязательно указывался муж или отец: «вдова Анна Наумовская жена Онофриева», «Марья Семеновская дочь Бочарова».

При этом, как правило, употреблялся формант «-ская». Священнослужители именовались без указаний на отца: поп Аким Исаков, понамарь Лукьянко Иванов; или пятницкий поп Лазарь, Никольский поп Зиновий; или дьячок Нестерко, просвирница Фетинья.

В начале XVIII века появляются фамилии, имена и отчества у белого духовенства, монахи и монахини по-прежнему звались только по именам. Автор не подкрепил свои выводы достаточным количеством статистики, но в целом приведенные данные могут служить важным дополнением к другим источникам, характеризующим многие стороны жизни старооскольцев.

Можно также утверждать, что использование антропонимистического материала позволяет повысить информационную отдачу источников и привести порой к интересным и важным выводам.

AOF | 09.04.2015 21:04:47