Графы Панины

А.Н. Панин

В начале этой книги мы уже рассказали о родословной графов Паниных, об их далеких предках, о выдающемся дипломате Екатерининского времени графе Никите Ивановиче Панине и его брате Петре Ивановиче, талантливом генерале российской армии, победителе Пугачева и, наконец, о том, что этот прославленный род через генерала П. И. Панина породнился с нашей вейделевской баронессой Марией Родионовной фон Ведель.

Итак, имение Вейделевка принадлежало графине Анне Родионовне Чернышевой. Она умерла 9 июля 1830 года. Детей у нее не было, и свои права на вейделевское имение предъявили ее сестра Мария Родионовна Панина, Шаховские, Булгари.

Каждому захотелось урвать свой кусок от лакомого пирога. Более двух лет шла судебная тяжба. И наконец суд решил: Вейделевка со своими 40 тысячами десятинами земли переходит в руки сына графа Никиты Петровича Панина (1771-1837) полковника Александра Никитича.

Панин

И какая-то часть досталась его младшему брату Виктору Никитичу Панину (1801 - 1874). Все годы, пока Панины судились с другими претендентами на имение, жители слободы Вейделевки с нетерпением ждали исхода тяжбы.

Дело в том, что в 1804 году жители слободы Николаевки, крепостные бывшего имения князя Трубецкого, а к описываемому времени помещика Петрова-Солово, сумели договориться с ним о выкупе из крепостной неволи. Поскребли по сусекам, за нескрлько лет сумели выплатить необходимую сумму выкупа и стали «свободными хлебопашцами».

Воодушевленные таким примером, начали вести переговоры о своем выкупе с князем Голицыным и жители слободы Уразовой. У вейделевцев тоже появилось такое желание. Они даже послали на переговоры с графиней Анной Родионовной своих стариков. Престарелая графиня в 1825 году в последний раз посетила Белгород и некоторое время жила в тамошнем женском монастыре.

Поговорили вроде бы по-доброму, графиня, в принципе, была согласна на выкуп. Потом она уехала в Смоленскую губернию. И, как оказалось, навсегда. Мечта вейделевских крепостных рухнула.

После суда в Вейделевку явился новый управляющий имением и объявил крестьянам, что теперь их барин — граф Панин. Ох как не хотелось вейделевцам расставаться со своей мечтой о свободе.

И, надеясь Бог знает на что, они, подстрекаемые односельчанином неким Кузменко, категорически отказались служить новому барину. Взбунтовались. Сначала староста умолял их не шалить, потом управляющий.

А.С Панина

Не помогло! Тогда предводитель дворянства Валуйского уезда доложил о случившемся губернатору. Ответ был скор и суров. Стоявшим на постое в городе Валуйки драгунам было приказано скакать в Вейделевку и установить там строгий порядок, а для этого — главаря Кузменко и других крикунов арестовать и...

Но было принято поистине «соломоново решение»: не разбираться, кто больше бунтовал, возмущался, а выпороть сразу всех взрослых мужиков, и правых, и неправых. Так и сделали. На базарную площадь внесли широкие лавки из волостного управления.

Мужиков поставили в очередь и к вечеру всех выпороли. Кузменко не нашли. Этот урок вейделевцы запомнили надолго. Из поколения в поколение пересказывали, как их пороли. И до самой революции 1917 года никто в слободе не бунтовал.

Второй женой генерал-аншера Петра Ивановича Панина была фрейлина, баронесса Мария Родионовна фон Ведель (1746-1775). Родилась она в Ахтырском уезде Харьковской губернии. Детство ее прошло в слободе Вейделевка под присмотром набожной матери Анастасии Богдановны (ур. Пассек).

Однажды на пути из Вейделевки в Ахтырку баронесса Анастасия Богдановна во сне увидела Богородицу, которая предсказала ей смерть. Об этом видении в 1831 году написал в своем небольшом рассказе «Богородицына дочки» Александр Сергеевич Пушкин. Предсказание сбылось.

По приезде в Ахтырку баронесса умерла (1756). Вскоре умер и генерал фон Ведель. Оба они похоронены в г. Ахтырке в церкви Ахтырской Божьей Матери. Мария Родионовна часто бывала в родовом имении деда Б. И. Пассека Дугино, где любила охотиться.

Графы Панины

Женщиной она была вспыльчивой, гордой и упрямой. Как вспоминали ее родственники князья Куракины, была «капризной и нестерпимой спеси», и еще «не так была сотворена». В то же время была очень миловидной женщиной.

Сохранился ее бюст работы скульптора Шубина, который, возмож¬ но, хранится в Русском Музее. При воцарении после государственного переворота Екатерины II Мария и ее сестра Анна были пожалованы во фрейлины (по другим источникам, это пожалование было от императрицы Елизаветы Петровны).

Генерал Петр Иванович Панин очень любил Марию. От их брака родилось пятеро детей, из которых выжили двое: сын Никита, продолжатель рода, и дочь Мария (1772-1833), которая вышла замуж за сенатора И. В. Тутолмина.

Умерла графиня Мария Родионовна во время родов в Ахтырке. Ей было 30 лет. Она, как и мать, предчувствовала смерть, о чем и написала в своем последнем письме. Похоронена вместе с родителями в той же церкви.

О сыне Марии Родионовны можно рассказать много. Но так как к имению он имел лишь косвенное отношение и в нем никогда не был, ограничимся краткой биографией.

Никита Петрович Панин (1771-1837) воспитывался при дворе. С детства знал цесаревича Павла. В 29 лет стал вице-канцлером. Был сторонником конституционной монархии. Но когда возник заговор против императора Павла I, не остался в стороне. К тому времени император уже отправил его в отставку. Заговор удался, Павла I задушили.

Графа Панина Александр I вернул на службу. Но затем вдовствующая императрица, узнав о неблаговидной роли Никиты Панина, потребовала от сына Александра удалить его от двора и выпроводить в отставку. И почти всю дальнейшую жизнь Никита Панин провел в своей деревне Дугино Смоленской губернии, где и умер.

Первым владельцем имения Вейделевка был граф Александр Никитич Панин (1791-1850), старший сын Никиты Петровича и его жены Софьи Владимировны (ур. Орловой), двоюродной сестры генерал-майоре Михаила Федоровича Орлова (1788-1842), члена тайной организации «Союз благоденствия» и литературного общества «Арзамас», приятеля А. С. Пушкина.

Александр Панин родился в Москве. Первоначальное образование получил под контролем отца, у которого было достаточно времени для этого, так как он, будучи в опале, жил в деревне. Затем окончил Петербургский пансион, служил в Министерстве Иностранных дел.

Во время Отечественной войны 1812 года поступил прапорщиком в Московское ополчение. Отличился в Бородинском сражении, был произведен в поручики.

С началом освобождения захваченной французами территории России поручик Панин отличился при взятии города Малоярославец. Награжден орденом Св. Анны III степени.

Переведенный в 1813 году в Псковский кирасирский полк Панин участвовал в ряде сражений во время освободительного похода русской армии в Европу. В Лейпцигской «Битве народов» был контужен и награжден орденом Св. Владимира IV степени.

После окончания войны с Наполеоном Панин продолжил службу в армии. Был переведен в лейб-гвардии Преображенский полк, но затем за дуэль отправлен в,Глуховский кирасирский полк. В 1825 году в чине полковника вышел в отставку.

Несколько лет жил в деревне. Император Николай I назначил Александра Панина чиновником по особым поручениям при попечителе Московского учебного округа кн. Голицыне. В его ведении находилась университетская типография и Благородный пансион.

Понятия о дисциплине и порядке за время службы в полку «въелись» в кровь чиновника Панина. Их он хотел привить и студентам. За что его крепко не любили. Неблаговидной была и его роль в деле выживания из Московского университета студента Михаила Лермонтова.

В 1833 году А. И. Панин был назначен помощником попечителя Харьковского учебного округа. В 1838 г. произведен в действительные статские советники и назначен членом Главного Управления училищ. У Александра Никитича вместе с братом Виктором было около 11 тысяч душ крепостных.

Когда они получили еще и вейделевское имение, огромное, но крайне запущенное, А. Н. Панин вынужден был выйти в отставку и вплотную заняться сельским хозяйством. Его избрали членом Московского вольного сельскохозяйственного общества.

Панин привлек в него немало людей, хорошо знающих агрономию и другие отрасли сельского хозяйства. В 1846-1847 годах он был редактором «Журнала сельского хозяйства и овцеводства». Панин обладал большими знаниями в агрономии, ботанике и старался применять их.

В Вейделевке и хуторах начали внедряться некоторые новшества. Стало развиваться овцеводство. Граф А. Н. Панин несколько раз посещал имение.

Панин был любим и уважаем за свою доброту, деликатность, кротость нрава. Дом его на Никитской всегда был полон гостей. Александр Никитич был очень высокого роста. И это служило поводом для шуток. Так, однажды в театре он сел в партере.

Его огромная фигура закрыла сидящим за ним зрителям сцену. Раздались возгласы: «Господин, сядьте». Тогда граф встал и сказал: «Вот это я стою».

Затем снова сел: «А это я сижу».

Пушкин знал братьев Паниных, которые отличались огромным ростом. В письме в П. А. Вяземскому в марте 1830 года поэт иронически вспомнил графа Александра Панина: «Булгарин изумил меня своей выходкой (речь шла о пасквиле Булгарина «Анекдот», опубликованном в «Северной пчеле»), сердиться нельзя, полюбить его можно и, думаю, должно, но распутица, лень и Гончарова не выпускают меня из Москвы, а дубины в 800 верст длины в России нет, кроме гр. Панина».

Александр Никитич с апреля 1823 года был женат на Александре Сергеевне (ур. Толстой 1800-1873), близкой родственнице великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Имел несколько детей, из которых выжили две дочери: София (1825-1905), вышедшая замуж за князя Г. А. Щербатова, и Мария (ум. 1903 г.), жена князя Н. П. Мещерского.

Умер граф Александр Никитович Панин в Москве 15 февраля 1850 года. Погребен в Донском монастыре. Могила сохранилась.

Рекомендуемая и цитируемая литература.

Щербаченко Виталий Иванович. Графиня Софья Владимировна Панина. Исторический очерк. Редактор С. В. Олочина. Фото Г. Коншина. Технический редактор Д. А. Куликов. Корректор Н. В. Володина. Издательство "Крестьянское дело".

AOF | 26.07.2016 21:06:39