Крестины ребёнка

Согласно исследованиям, практически повсеместно в крае бытовал обряд «размывания рук». Он был обусловлен необходимостью послеродового очищения роженицы и повитухи ввиду характера ее деятельности. Временные сроки данного обряда везде различны: после 3-х дней, на 9 -й день или на 12-й. Суть его такова: стоя под матицей, под святыми или на пороге избы роженица и повитуха троекратно поливали друг другу на руки воду и просили взаимно прощения.По окончании обряда роженице надлежало одарить повитуху, «непростительный грех не подарить». В то же время подарок соответствовал экономическому состоянию семьи. Как свидетельствуют селянки, чаще всего это был кусок мыла и полотенце, иногда— кусок домотканины.

Родне было принято «обмывать» новорожденного в течение нескольких дней. Однако приходить надлежало только с подарками. Рубашонки, пеленки, полотенца почитались особо. Кроме этого гости приносили с собой разную стряпню, чаще всего караваи, пироги, калачи, пышки, блины. О малыше практически не говорили, ограничиваясь пожеланиями его матери: «Нехай росте большой, здоровый, богатый!» Смотреть на ребенка не полагалось до крестин.До шести недель в ряде мест края к роженице и малышу посторонних вообще не допускали, боясь оговора и дурного глаза. Не случайно до сих пор пожилые женщины говорят: «Не боись родов, а боись отродок!» А потому роженице надлежало тепло одеваться и в течение сорока дней воздержаться от тяжелой работы.

Однако, согласно воспоминаниям селянок, последнее ограничение могли позволить себе лишь женщины из зажиточных семей. По существу же, каждая роженица,просидев два-три дня в бане была в состоянии выполнять «бабью» работу по дому. Знали наши прабабушки и более действенные меры восстановления здоровья рожениц. «Вылежи от утренней до утренний зари неподвижно на спине, так на другой день и вставать можно!»По имеющимся у нас-данным, бабку - повитуху очень часто приглашали и на «кстины» (крестины) малыша, которые включали множество магических действий, семантика которых связана с актом рождения.

Крестная мать.(кум,кума...)

Она принимала участие в выбора крестных родителей малыша и с ее мнением считались. Как правило, на эту роль приглашались чаще всего родственники или очень близкие друзья, ибо в случае болезни или смерти родителей им надлежало взять ответственность за воспитание ребенка.В пользу этого утверждения говорят бытующие повсеместно поговорки: «Добрая кума прибавит ума», «Кума и кум наставят на ум» и так далее.Более того, в выборе крестных родителей была еще масса предосторожностей, отдельные из которых соблюдаются и сегодня. Так, крестные не могут быть по возрасту старше родителей ребенка. В противном случае кумовьев ждет худое будущее семейной жизни: девушка выйдет замуж за вдовца, а юноша женится на вдове или женщине старше его.

Браки между ними возбранялись. Девушка, впервые ставшая кумой, должна была «окстить» сначала мальчика, а парень — девочку. Иначе оба рисковали своим будущим. Девушка могла остаться вековухой, а парень — холостяком.В крестные матери никогда не брали беременную женщину. Это считалось худым знаком для малыша (непременно умрет). Если в семьях случались смерти новорожденных или малолетних детей, в кумовья брали первых встречных селян. Однако всё-там предпочтение отдавалось тем, у коих в живых оставалось много крестников.Кстати, оформление «кумовства» существовало и в дохристианской Руси. Оно закреплялось омовением ребенка в любом естественном водоеме или деревянном сосуде в присутствии старейшего рода, волхвов, которые магическими заклинаниями изгоняли злых духов и предсказывали судьбу младенца.

Два или даже три соплеменника совершали родовую опеку над малышом. Отголоски этих обрядовых действ ощутимы в ныне бытующих обычаях.Крестили всех детей в семье одной распашонкой, которую называли «крестьбинной». Ворот ее орнаментировали. Было и особое праздничное одеяло для крестин, стеганное руками, с атласной серединой, с длинными по краям «брыжжами» из дымки и лентами.Для такого дня готовилась и специальная «торговая» пеленка, из покупной нитки, нередко и сами ткали красными и синими клетками. Такую пеленку орнаментировали вышивкой и пришивали прошву из кружев.

Как поведали нам в Краснояружском районе, перед тем, как ехать в церковь, бабка-повитуха у кровати роженицы заворачивала дитя в рубаху матери или отца, в зависимости от пола младенца и подносила его к матери. Мать, поцеловав и перекрестив малыша, отдавали обратно бабке.Та передавала младенца куме, а она— куму. Мать и отец крестить не ходили.«Нате вам молитвенного, принесите мне крещенного», — так обычно говорит отец кумовьям перед выходом в церковь. Крестный отец покупает крестик для малыша, оплачивает «услуги» священника.Крестная мать представляет «ризки» - кусок ткани, рубашку для ребенка, полотенце священнику «утереть руки после обряда». В церковной купели мы находим отголоски славянского обряда представления младенца Богу Неба, Солнца, Земли. Имя малыша тоже считалось важней частью человеческой личности. Как полагают, многое могло зависеть от имени.Вот почему в старину имя ребенку давали в честь святого либо уважаемого и очень почитаемого человека в роду. Иногда называли именем умершего в семье человека, известного при жизни добрыми делами. Неудивительно, что и сегодня мы нередко называем малышей по «дедушке» или «бабушке».Только теперь чаще всего для нас это простая дань обычаю, объяснит который, далеко не каждый.

Лит.: М.С. Жиров (Народная художественная культура Белгородчины )

AOF | 16.11.2014 13:18:00