Брачные традиции русского населения

Заключение брака — важнейшее звено в общей структуре брачно-семейных отношений. Брак лежал в основе формирования семьи, игравшей основную роль в воспроизводстве населения, организации семейного хозяйства и повседневного быта, в передаче трудовых и культурных навыков от поколения к поколению. Семья обеспечивала преемственность поколений и непрерывность функционирования семейного хозяйства.

Полная трудоспособная семья гарантировала представителям старших поколений «в старости угол и кусок хлеба». От состава и качественных особенностей членов семьи (здоровья, трудолюбия и т.п.)во многом зависело благополучие крестьянского хозяйства.

Семейный коллектив представлял основную ячейку сельской поземельной общины. Кроме того, вступление в брак изменяло общественное положение врачующихся, их роль в семейных коллективах. Только женившись, крестьянин обретал устойчивое положение в семье и поземельной общине. Он получал право на выдел из состава семьи — право на свое, отдельное и независимое от отца и братьев хозяйство.

В случае раздела сын выходил из-под родительской власти, сохраняя с ним лишь родственные отношения. Вступление в брак и выдел делали крестьянина главой семьи, превращали его в полноправного члена сельской общины.

Даже если после женитьбы сын оставался в семье отца или братьев, обретенные им в связи с этим событием права значительно повышали его роль в решении вопросов ведения хозяйства и организации быта семьи. Кроме того, появление в семье жениха еще одной пары работящих рук в условиях развития товарно-денежных отношений в деревне имело очень большое значение и давало возможность лучше использовать внутри семейное разделение труда.

Холостого мужчину в селе, даже зрелого возраста, называли «малым» и к его голосу не прислушивались. Супружеский союз являлся основой материального благосостояния хозяйства. В деревне говорили: «В нашем быту без бабы невозможно; хозяйство порядком не заведешь, дом пойдет прахом». Процесс формирования семьи сопровождался целым комплексом установок, обрядовых действий, брачных традиций .

Сложившиеся к середине XIX века брачные традиции явились результатом длительного исторического взаимодействия обычно-правовых норм, установлений православной церкви и государственного права. Как государственное, так и обычное право выработали ряд общих условий вступления в брак, касавшихся определенного возраста жениха и невесты, отсутствия родства и свойства между ними, согласия родителей и пр.

Согласно постановлению Синода от 19 июля 1830 г., имевшему силу закона,брак допускался лишь по достижении совершеннолетия, которое определялось для девушек в 16 лет, для юношей — 18 лет. Обычно же считали возможным заключать брак в более раннем возрасте. Определение брачного возраста непосредственно связано с физическим совершенствованием, то есть достижением половой зрелости. Вполне взрослыми считались девушки, достигшие 15-летнего возраста, и 17-летние парни.Достижение совершеннолетия было событием, имевшим важное общественное значение.

Материалы исследований свидетельствуют, что в конце XIX в. брак у сельского населения основывался на строгом расчете, экономических и престижных соображениях. Женитьбы сына или выдача замуж дочери нормами обычного права возлагалась на родителей.

Родители были обязаны содержать детей до совершеннолетия, подготовить их к самостоятельной жизни, организовать их брак и сыграть свадьбу. Если у вступающих в брак (или одного из них) не было родителей, родительские обязанности возлагались на отчима, мачеху, братьев, усыновителей. У круглых сирот в качестве родителей выступали опекуны или крестные отцы и матери.

В селах устойчиво сохранялись традиции предбрачного общения молодежи, служившие в том числе и целям знакомств будущих супругов. Сельское общество ставило перед девушкой основную задачу — поиск брачного партнера. Русские люди говорили: «Все девушки от мала до велика сватов ждут»;« Парень женится, когда захочет, а девка выходит замуж, когда ей суждено»

.

Обычно молодежь знакомилась в весеннее и летнее время на улицах во время случайных встреч, в хороводах, играх, при выполнении каких-либо домашних и общественных работ, на уборке урожая, сенокосе. Во многих селениях в свободные вечера девушки и парни собирались небольшими группами на улице села около домов, на лавочках, бревнах, завалинках, на гумне, на берегу реки — разговаривали, грызли семечки и орехи, шутили, пели под гармошку или балалайку песни и частушки, плясали, играли и развлекались (катались на лошадях, с ледяных горок, прыгали через костер, участвовали в кулачных боях).

Осенью и зимой повсеместно устраивались посиделки в специально снимаемых избах. Проводя на посиделках длинные зимние вечера, а иногда и ночи, девушки пряли, шили, вязали, вышивали, обсуждали сельские новости, рассказывали сказки, небылицы, интересные истории, пели песни. На этих встречах как парни, так и девушки искали своих будущих жен и мужей.

В ходе такого общения формировалась система нравственно этических воззрений и соответствующих норм поведения. Репутация девушки складывалась по ее умению работать, трудолюбию, из оценки ее нарядов, украшений, приданого, изготовленного своими руками, по месту в хороводе и величальным песням. Честь девушки могла обсуждаться, публично доказываться. При выборе невесты из другого села имела значение не только оценка семьи, но и деревни в целом.

Парня оценивали по его трудовым навыкам и умениям, насмехаясь над, теми, кто не умел делать какой-то работы. В целом добрачный период был временем трудового и нравственного взросления.Знакомство и любовь молодых людей далеко не всегда заканчивались браком. Как свидетельствуют многочисленные источники, вопросы женитьбы сыновей часто решались родителями.

Считалось, что они лучше знают нужды хозяйства, имеют большой опыт его ведения и лучше разбираются в людях.Родители в большинстве случаев прибегали к помощи свах и руководствовались экономическими соображениями, а не симпатиями и желаниями сына, поскольку свадьба — это, прежде всего, определенный хозяйственный акт, прием в семью, в хозяйство работника и продолжателя рода.

Особенно сильно власть родителей проявлялась в отношении дочерей. Согласие родителей являлось важнейшим звеном в заключении брака. Без него молодежь в брак, как правило, не вступала. Отклонение от этой повсеместно распространенной нормы в губернии было чрезвычайно редким исключением.

Самовольный выбор сыном невесты крестьяне воспринимали как недопустимую вольность,нарушавшую вековую традицию и могущую отрицательно повлиять на состояние семейного хозяйства. Несогласие родителей с выбором сына ставило его в тяжелое положение. Он должен был либо оставить семью, бывшую для него основным или даже единственным источником средств существования, и вступить в брак без родительского благословения, либо отказаться от своих планов и подчиниться их воле. Выбор почти всегда останавливался на последнем.

Женились в Курской губернии, как и по всей России, очень рано. В работе Ф. Ильинского «Русская свадьба в Белгородском уезде Курской губернии», выполненной по программе исследования Русского географического общества, указывалось, что «молодые люди женятся в 18-19 лет, девушки выходят замуж в 16-17 лет. Двадцатилетний неженатый парень уже редкое явление среди крестьян. А 20-летняя девушка считается засидевшейся невестой и выходит замуж за парней, отбывших воинскую службу».

Еще в XVIII — начале XIX вв. в России брачный возраст мужчин определялся в 15 лет, а у женщин — 13 лет. Однако установленные законом 1830 г. возрастные нормы во второй половине XIX в. являлись основным препятствием для заключения более ранних браков, которые крестьяне считали наиболее благоприятными.

Неравные по возрасту браки в крестьянской среде встречались редко. Отмечаются случаи, когда жених был значительно моложе невесты. Это мотивировалось тем, что в семье мужа будущей жене предстояло выполнять ряд работ, требующих умения и навыков, которые можно приобрести только с родительской помощью, вследс твие чего дочери нередко задерживались в семьях.

Но основной причиной таких браков, видимо, являлась потребность крестьянских хозяйств в женщинах - работницах, круг обязанностей которых в рассматриваемый период все время расширялся.Чтобы получить крайне необходимую работницу, родители стремились как можно раньше женить сыновей.

Браки принято подразделять на первичные, когда жених и невеста вступают в брак впервые, и вторичные (повторные), когда один или оба брачных партнера уже состояли в браке, который был прерван вследствие смерти одного из супругов или развода.

Основную часть всех браков у сельского населения Курской губернии составляли первичные браки, Их доля в общей численности браков достигала 80-85%, а в отдельных случаях была еще выше. Однако доля вторичных браков была также значительной. Вторичные браки в основном были представлены:

— браками вдовых мужчин с не состоявшими ранее в браке женщинами;
— браками холостых мужчин с вдовыми женщинами;
— браками вдовых мужчин с вдовыми женщинами.

Распределение вторичных браков по выделенным группам в рассматриваемый период не было равномерным. Их максимум приходился на браки вдовых мужчин с не состоящими в браке женщинами, а минимум — на браки холостых мужчин с вдовами. Соотношение долей первичных и вторичных браков не оставалось постоянным. В различные годы оно изменялось то в одном, то в другом направлении.

Довольно часто овдовевшие крестьяне не вступали повторно в брак, а уходили в отход или переселялись в город. Кроме того, на изменение соотношений между различными группами браков оказывало влияние снижение уровня смертности среди взрослого крестьянского населения, отмечавшееся в конце XIX века.

Семейное состояние брачующихся оказывало существенное влияние на характер заключения браков и особенно их обрядовое оформление. С соблюдением всех обычаев и обрядов свадебного ритуала заключались первичные браки и браки вдовых мужчин с ранее не состоящими в браке женщинами. Браки вдовых и холостых мужчин с вдовами свадебными обрядами не сопровождались.

Наш информатор Евгения Андреевна Акинина из с. Каплино Старооскольского района сообщала, что «если вдовец женится на девушке, то свадебные обычаи соблюдаются как обычно, если на вдове — не соблюдаются».

В законодательстве Российской Империи существовало немало оснований для развода: осуждение мужа или жены к «лишению всех прав состояния», его (или ее) «неспособность к брачному сожитию, если она возникла до брака, «безвестное отсутствие» кого-то из супругов свыше пяти лет, а также ряд других причин, главным образом, «доказанное прелюбодеяние».

В конце XIX века именно этой причиной мотивировалось 95% разводов. Виновные в нарушении правил семейной жизни, особенно в неверности, нередко теряли Подсчитано по: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 на долгий срок право на новый брак. В России в рассматриваемый период «поражение в правах» для прелюбодеев составляло семь лет

.

Внебрачная связь осуждалась общественным мнением, скрыть же такую связь, особенно длительную, от окружающих было трудно — крестьяне были на виду друг у друга. В связи с этим крестьянка могла требовать развода с неверным мужем, но не с пьяницей, бездельником или дебоширом.

Иногда законы предусматривали такие основания для расторжения или аннулирования брака, которые населению не казались уважительными. Так, например, среди русского крестьянства, проживающего в Сибири в XVIII — XIX вв., свойство и «духовное родство» (за исключением «родства» между крестным и крестницей, крестника и крестной) не считались помехами для брака, хотя церковь и государство пытались принудительно расторгать или аннулировать подобные браки (например, между кумом и кумой)

.

В полном объеме эти правила касались только православных. По православным законам развод церковью не одобрялся, поэтому во вторичные браки вступали преимущественно вдовые мужчины и женщины, первичные браки над вторичными заметно преобладали. Лица других концессий расторгали брак в соответствии со своими религиозными законами. При женитьбе сыновей и, особенно, при выдаче замуж дочерей соблюдалась строгая возрастная очередность. Ее нарушение служило поводом для распространения среди односельчан всевозможных толков, догадок и сплетен. Как правило, они были не в пользу «обойденной» сестры.

Ей предписывались различные нравственные пороки и физические недостатки. В тех случаях, когда младшая сестра выходила раньше старшей, последняя нередко оставалась навсегда вне брака. Поэтому, когда сватали младшую дочь при наличии незамужней старшей, сватам обычно отказывали, а в отдельных случаях давали согласие, но подменяли или пытались подменить невесту в день венчания ее старшей сестрой.

В конце XIX века возраст вступления в брак, особенно мужчин, несколько повышается. Это было связано, с одной стороны, с развитием в деревне товарно-денежных отношений, с другой — введением в 1874 году всеобщей воинской повинности, согласно которой все пригодные к воинской службе мужчины по достижении 21 года обязаны были пройти действительную службу в течение 3— 6 лет. Поэтому брачный возраст мужчин в рассматриваемый период достигает 24— 27 лет.

Заключение брака приурочивалось к определенным периодам земледельческого календаря. Они проводились в свободное от сельскохозяйственных работ время. Определенный отпечаток на их распределение в течение года накладывал и церковный календарь.

Во время Рождественской, мясопостной, Пасхальной недель, в дни крупных церковных праздников, также во время постов не венчали и свадеб не играли. Поэтому подходящим для свадьбы считалось время от Покрова, когда заканчивались все сельскохозяйственные работы, до начала Филиппова (Рождественского) поста (с 14 октября по 28 ноября), зимой от Крещения до Масленицы, весною — от Красной горки до начала Петрова поста.

Подобный выбор времени был продиктован ритмом сезонных работ, чередованием мясоедов и постов, но, в своей основе, уходил во времена языческие. Сельское население Курской губернии, как и в других регионах России, играло свадьбы преимущественно осенью, когда был собран урожай, во дворе подросли живность и скот, в напряженном крестьянском календаре появилось время для отдыха, а плоды земли позволяли устроить обильный свадебный стол, что всегда считалось хорошей приметой и предвещало будущей семье благополучие.

На этот период приходилось от 60 до 80% всех свадеб. Об этом свидетельствуют различные источники по данному региону.В прошлом у крестьян существовал целый ряд ограничений брачного выбора. Наиболее серьезным препятствием для вступления в брак было родство. Официальное законодательство и православная церковь запрещала браки родственников до четвертого колена и вменяла священнослужителям в обязанность выяснять перед венчанием степень родства будущих супругов.

В некоторых случаях с разрешения главы местной епархии допускались браки троюродных сестер и братьев. Официальные законы запрещали браки между сторонниками разных вероисповеданий. В основном в курских селах проживали православные христиане — 90,86%'. Все они являлись жителями уездов. Только 9% сельских жителей отнесли себя к другим вероисповеданиям, среди которых наибольшее число представляли старообрядцы. Они, в основном, проживали в нескольких уездах: Фатежском, Щигровском, Льговском, Суджанском. Браки же между старообрядцами и сторонниками официальной православной церкви заключались довольно редко.

Для этого либо один из брачующихся должен был отказаться от своего вероисповедания и перейти в веру другого, либо брак заключался при помощи различных ухищрений, направленных против осуждения со стороны единоверцев, например, убегом. Физические недостатки, чаще всего у женщин, служили также препятствием для вступления в брак, особенно в сельской местности. В город на заработки уходили молодые и физически крепкие люди. Все «убогие» оставались дома. Это значительно ограничивало возможность вступления в брак.С пониманием относились сельские жители к монашествующим, тем, кто решил посвятить свою жизнь Богу и давал обет безбрачия.

Существовала в деревне и категория женщин, которые не вступали в брак по тем или иным причинам, их называли «черничками».Вступление в брак считалось почти обязательным, безбрачие резко осуждалось общественным мнением. В глазах крестьян такое поведение воспринималось как неисполнение заповедей Божьих и поругание народных традиций.

О тех, кто не обременял себя семейными узами, в народе говорили: «Ни роду, ни племени», «Бобыль бобылем», «Холостой — полчеловека».Отрицательное отношение крестьян к безбрачию проявлялось и в том, что в следующую возрастную группу — полноправных членов сельской общины — принимали женатых мужчин, которые становились взрослыми после заключения брака.

На мужчин и женщин, не вступивших в брак в установленное обычаем время, смотрели как на людей безнравственных, уклоняющихся от соблюдения законов крестьянской жизни и обычаев дедов и отцов, давали им обидные прозвища. Неженатых мужчин называли «бобылями», «трутнями», «непутевыми» и т.п.; женщин, оставшихся вне брака, — «старыми девами», «вековушками», «пустоцветами», «сиднями», «пустокормами», зазнайками, перестарками, обойденными. Следует помнить и о том, что без мужа женщина в селе не имела самостоятельного значения, поэтому девичеству она предпочитала самую плохую партию.

Положение замужних женщин, согласно нормам права, было выше, чем иных, в браке не состоящих. Так, в решениях волостных судов оскорбление замужней бабы наказывалось строже, нежели вдовы или девицы. Признание роли семьи в материальном и нравственном благополучии человека отразилось в многочисленных пословицах, касающихся семейного быта: «Семейный горшок всегда кипит»; «Семейная каша погуще кипит»; «Семьей и горох молотить» и пр.

В крестьянской среде сохранялось понятие святости венца. Жители села осуждали незаконное сожительство, считая это преступлением, поруганием религии и чистоты брачного очага. Невенчанный брак в деревне был редким явлением. Крестьяне с подозрением относились к таким гражданским бракам. Большее презрение в таких случаях падало на женщину — полюбовницу. Ее ставили в один ряд с гулящими и подвергали всяческим оскорблениям. Осуждая женщину за незаконную связь, общество обращало внимание на хозяйственную способность крестьянки. Умелое ведение хозяйства, в данном случае, выступало важным условием, смягчавшим оценку ее нравственного облика.

Главное преимущество брака перед безбрачием состояло в лучших условиях для воспитания детей. Хотя внебрачные дети рождались всегда, они находились в худшем положении из-за отсутствия отцов — кормильцев и воспитателей, незаменимых в социализации сыновей. К ним и к их матерям окружающие почти всегда относились негативно. В тяжелом положении оказывались и семьи, в которых умер один из супругов. «Вдовы и сироты — самые несчастные существа, по понятиям всех традиционных обществ»3. Но в отличие от одиноких матерей вдов не презирали — они не виноваты в своем несчастье.

Широкая распространенность вдовства и сиротства была побочным продуктом высокой смертности, против которой крестьянство было почти бессильно. Но оно негативно относилось к появлению вдов и сирот при живых мужьях и отцах в результате внебрачных рождений или разводов. В крупных населенных пунктах, где людность была значительной, и родственные, свойственные (свойство второстепенное родство, группа кровных родственников со стороны жены) и другие связи не охватывали всего населения села или деревни, преобладали браки между односельчанами. В мелких населенных пунктах, где негативные явления брачных ограничений значительно усиливались по причине малолюдности, браки между односельчанами заключались не так часто.

Невест здесь, как правило, брали в других селениях.Что же представляет собой структура семьи в целом? По определению российских социологов, структура семьи — это, прежде всего, способ и организация связей между ее элементами (члены семьи: родители, дети, супруги и т.п.), характер их взаимоотношений в процессе социальной значимости, их поведения и сознания. Но мнению социологов, «в понятие структуры семьи нужно включить и внутрисемейные отношения вплоть до характера семейной власти».Крестьяне Курской губернии имели вполне определенные представления о родственных связях, которые делились на первостепенные, второстепенные и третьестепенные. Первостепенным родством считалось кровное родство

.

Все происшедшие от одной «крови» — одного родоначальника — считались близкой родней. Кровное родство определялось только по мужской линии. Второстепенное родство было представлено «свойством». К свойственникам относилась группа кровных родственников со стороны жены. К третьему виду родства относилось духовное родство — кумовство. Мужчины и женщины, принимавшие участие в крещении новорожденных в той или иной семье, становились духовной родней этого семейного коллектива. Степень родства кровных родственников в семьях определялась по «коленам» (поколениям). Глава семьи— первое колено, его дети — второе колено, дети его детей (внуки) — третье, дети внуков — четвертое и т.д. Представители пятого поколения близкими родственниками не признавались.

Дети, усыновленные главой семьи, пользовались теми же правами, что и родные. Значение усыновления было чисто экономическое Оно заключалось в том, чтобы, с одной стороны, увеличить число рабочих рук, а с другой — иметь у себя лицо, которому можно было бы передать имущество в наследство. Термины родства и свойства (свекор, свекровь, теща, тесть, сноха, зять, деверь и проч.) в Курской губернии были типичными, как и для всей территории России.Родом крестьяне считали потомственное существование какой- либо семьи, давшей значительное количество родственных отростков.

У русских на протяжении многих веков, вплоть до конца XIX века, устойчиво сохранялся тип так называемой большой или неразделенной семьи, обусловленной преимущественно натуральным характером хозяйства. Для Курской губернии, как и в целом для Центрально-черноземного региона, были характерны большие семьи. Состав родственников большой (неразделенной, сложной семьи) был следующим: родители (старшая брачная пара), женатые сыновья с детьми или без детей, неженатые и незамужние дети старшей брачной пары. Состав большой семьи чаще всего включал три поколения.

Большие семьи периодически делились между отцом и женатыми сыновьями (выделялся старший сын) или между женатыми братьями.Наряду с большими семьями существовали малые семьи. Они состояли их двух поколений: родителей и детей. Число членов в малых семьях обычно не превышало 8-10 человек в зависимости от числа детей.

Характерным признаком крестьянских семей являлась коллективная собственность ее членов на средства производства, коллективный труд и потребление.Земля, скот, дом, хозяйственные постройки, инвентарь и прочее составляли собственность всей семьи. Каждый член семьи вкладывал свой труд в упрочение обще семейной собственности. Из обще семейных доходов исполнялись подати и повинности, обеспечивалось содержание всех членов семейного коллектива.

В личном пользовании членов семьи находились лишь предметы индивидуального пользования: одежда,обувь и проч. Однако такие виды одежды, как шубы и тулупы, часто являлись общими. Следствием развития товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве стали интенсивные семейные разделы больших семей на малые, что подтверждается уменьшением среднего размера крестьянской семьи в Курской губернии.



Копирование материалов разрешается только с указанием источника (BELUEZD.RU) и индексируемой прямой ссылкой на сайт (https://beluezd.ru)!

  1. HTML ссылка:
  2. Ссылка для Форума:

Комментарии (0):

Для добавления комментариев надо войти в систему.
Если Вы ещё не зарегистрированы на сайте, то сначала зарегистрируйтесь.

Популярные статьи

Храмы и монастыри Белгородской области

Белгородская и Старооскольская епархия