Борис Федорович Годунов

Борис Федорович Годунов (ок. 1552—1605 гг.) — царь (избран Земским Собором 17 февраля 1598 г.). Возвышение Бориса Федоровича Годунова связано с женитьбой на дочери всесильного Малюты Скуратова — Марии и браком царевича Федора с сестрой Бориса Федоровича Годунова — Ириной. С воцарением Федора Иоанновича Борис Федорович Годунов стал фактическим правителем государства. В его царствование продолжилось строительство городов-крепостей на юге страны.  В Белгороде основал Никольский мужской монастырь.

Лит.: Белгородская энциклопедия. Отечественная история. Энциклопедия. Т. 1 М., 1994. Ильин А, И.

Борис Федорович Годунов, царь и великий князь всея Руси, родился около 1551 г., венчался на царство 1 сентября 1598 г., умер 13 апреля 1605 г. Род Годуновых вместе с Сабуровыми и Вельяминовыми-Зерновыми происходит от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который в 1329 г. выехал из Орды к великому князю московскому Ивану Даниловичу Калите и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета – Сабуровы, в конце XV столетия уже заняла место среди знатнейших родов московского боярства, тогда как младшая – Годуновы, выдвинулась столетием позже при Грозном, во время Опричнины.

Борис начал службу при дворе Грозного: в 1570 г. он упоминается в Серпуховском походе, состоящим при царском саадоке (лук со стрелами), т.е. одним из оруженосцев царя. В 1571 г. Борис был дружкой на свадьбе царя с Марфой Васильевной Собакиной. Около 1571 года Борис Федорович Годунов упрочил свое положение при дворе женитьбой на дочери царского любимца известного опричника Малюты Скуратова-Бельского Марье Григорьевне. С 1576 по 1579 г. Борис Федорович Годунов занимал должность кравчего. В 1580 году Грозный выбрал сестру Бориса Ирину в супруги царевичу Феодору; тогда же Борис Федорович Годунов был пожалован в бояре.

В 1581 г. царь в порыве гнева поразил смертельным ударом своего старшего сына Ивана и Федор сделался наследником престола. Благодаря своему уму, Б. умел не только сохранить свое положение, но и приобрести доверие Грозного царя, который, умирая (умер 17 марта 1584), назначил Бориса Федоровича Годунова одним из опекунов к Федору, так как он, хотя и вступал на престол возрастным (27 лет), был младенец по способностям. Этими опекунами, или членами верховной думы, долженствовавшей помогать Федору в управлении государством были кроме Бориса.: Никита Романович Юрьев, родной дядя Федора по матери, кн. Ив. Феод. Мстиславский, кн. Ив. Петрович Шуйский, прославившийся обороной Пскова от Батория и Богдан Яковлевич Бельский. Последнему, как говорят, Иоанн поручил в опеку своего младшего сына Димитрия, родившегося от пятой венчанной жены его Марии Нагой.

Царствование Федора началось смутой в пользу царевича Димитрия, последствием которой была ссылка малолетнего царевича с матерью и ее родственниками в Углич, удел назначенный Димитрию отцом. Бельский, считавшийся негласным виновником этой смуты, был удален в Нижний Новгород. При царском венчании 31 мая 1584 г. Борис Федорович Годунов, как шурин нового царя, был осыпан милостями: он получил знатный чин конюшего, звание ближнего великого боярина и наместника царств Казанского и Астраханского. Сверх этих чинов Борису Годунову были пожалованы земли по р. Ваге, луга на берегах реки Москвы, а также разные казенные сборы.

Первое время значение Борис Федорович Годунов среди советников Федора ослаблялось влиянием на дела боярина Никиты Романовича, но вскоре (в августе 1584 г.) Никита Романович опасно заболел, а в следующем году скончался. Смерть царского дяди дала Борису Годунову возможность выдвинуться на первый план. Властолюбивые замыслы Бориса  Годунова встретили противодействие со стороны тех людей, которые по знатности происхождения признавали за собой большие права стоять у кормила правления Князья Ив. Фед. Мстиславский, Шуйские, Воротынские, боярские фамилии Колычевы, Головины и др. составили враждебную Борису партию. Против Бориса были также митрополит Дионисий, тщетно старавшийся примирить Бориса с его соперниками и считавший своим долгом печаловаться пред царем за гонимых Борисом людей.

О времени правления Бориса Федоровича Годунова относится учреждение патриаршества (1589 г.), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство пред митрополитом киевским. Вместе с тем 4 архиепископии были возведены в достоинство митрополий: Новгородская, Казанская, Ростовская и Крутицкая: 6 епископов сделались архиепископами и вновь явилось 8 епископств. Другим важным событием внутренней истории России была отмена Борисом Ф. Г.Юрьева дня, т.е. права свободного перехода крестьян от одного владельца к другому. Из указа царя Василия Ивановича Шуйскаго узнаем, что «царь Федор по наговору Б. Годунова, не слушая совета старейших бояр, выход крестьян заказал». Указа о прикреплении не сохранилось, но он должен был относиться к первым годам царствования Федора, как видно из царского указа 1597 года. Целью прикрепления было обеспечить государственную службу помещиков и платеж повинностей, а это требовало необходимо твердой оседлости земледельческого класса.

В 1591 г. совершилось событие, имевшее огромное влияние на судьбу Бориса Федоровича Годунова: 15 мая в Угличе погиб царевич Димитрий, причем жители Углича, перебили людей, заподозренных ими в убийстве царевича. Следствие произведенное на месте особой комиссией, присланной из Москвы, выяснило, что царевич, страдавший падучей болезнью, был не убит, но, играя в тычку ножом, в припадке упал на нож и зарезался. Народная молва обвинила в убийстве Бориса Г. Насколько, действительно, Борис Г. виноват в преждевременной смерти царевича, остается до сих пор темным. Обвинение же Бориса Г. в убийстве основывается, главным образом, на соображении, что смерть Димитрия была в интересах Бориса Г.: она не только спасала его от опалы в будущем, но и очищала дорогу к престолу.

После углицкого происшествия клевета не раз чернила Бориса Федоровича Годунова, обвиняя его в различных злодеяниях, и нередко истолковывая лучшие действия его в дурную сторону. Вскоре после смерти Димитрия (в июне того же 1591 года) в Москве вспыхнул сильный пожар, истребивший весь Белый город. Борис Федорович Годунов старался оказать всевозможную помощь погорельцам и вот про несся слух, что он нарочно велел зажечь Москву, чтобы милостями привлечь ее жителей. Нашествие крымского хана Казы-Гирея под Москву летом 1591 г. приписывалось также Борису, который будто бы желал тем отвлечь внимание народа от смерти Димитрия. Не пощадили Бориса Федоровича Годунова даже от обвинения в смерти царя Федора, беспотомственная кончина которого ставила Бориса, имевшего много врагов, в трагическое положение. Борису Ф Г оставалось одно из двух: или достижение престола, или падение, которое в лучшем случае привело бы его в монастырь. Не только ради честолюбия, но и ради самосохранения он избрал первое.

С 1601 года три года подряд были не урожайными и начался страшный голод, так что ели, как говорят, даже человеческое мясо. Чтобы помочь голодающим, Борис начал постройки в Москве и раздавал деньги. Эта мера вызвала еще большее зло, так как народ большими массами устремился в Москву и умирал во множестве от голода и моровой язвы на улицах и на дорогах. Только урожай 1604 г. прекратил голод. За голодом и мором следовали разбои.

Борись скончался скоропостижно, приняв схиму. Москва присягнула сыну Бориса – Федору, которому отец постарался дать возможно лучшее воспитание, и которого все современные свидетельства осыпают большими похвалами. Но Федору Борисовичу после самого кратковременного царствования вместе с матерью пришлось погибнуть насильственной смертью. Царевна Ксения, отличавшаяся красотой, была пощажена для потехи самозванца, впоследствии она постриглась и умерла в 1622 году. Прах царя Бориса, удаленный при Самозванце из Архангельского собора, при Михаиле Федоровиче был перевезен в Троицко-Сергиевскую лавру, где покоится и ныне; там же покоится и прах семьи Бориса. Кроме общих источников Карамзина, Арцыбашева, Соловьева, Костомарова: «Русская история в жизнеописаниях» (т. 1), ср. БестужевРюмин, «Обзор событий от смерти царя Иоанна Вас. до избрания на престол Мих. Фед. Романова» («Ж. М. Н. Пр.» 1887, июль); Павлов, «Об историч. значении царствования Бориса Годунова» (2 изд. 1863); Белов, «О смерти царевича Димитрия» («Ж. М. Н. Пр.», 1873, т. 168); Платонов, «Повести и сказания о смутном времени» (Спб., 1888 г.); Сергеевич, «Юридич. Древности» (I. Спб., 1890).

Лит.: А. Воронов. Энциклопедический словарь. Издательство Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А.

AOF | 25.11.2014 17:09:14