Особенности музыкальной культуры Белгородско - Курского региона

Однако, основываясь на уже имеющихся исследованиях В. М. Щурова, И, И. Веретенникова, И. Н. Карачарова, анализируя собственные материалы, автор считает возможным показать отличительные особенности музыкальной культуры каждого из 3-х регионов края.

Так, традиционные напевы русских сел, входящих в состав Белгородско- Курского региона (Грайворонский, Борисовский, Ракитянский, Краснояружский, Ивнянский, Яковлевский, Прохоровский, частично Шебекинский районы) ритмически четки, подвижны, их мелодический рисунок прост и скуп.

Основу песенного репертуара составляют сезонные хороводные песни и их особые разновидности: танки, карагоды и хороводы с полотенцами («ширинки»). Круговая хороводная пляска «в кружку» составляет суть понятия «карагод». Индивидуальное мастерство участвующих в ней мужчин: «хазунов», «скакунов», «крыловиков» — занимает главенствующее место.

И сегодня круговые карагоды с пляской наиболее употребимы в сельской среде. Таночные песни сопровождались хороводами некругового типа с более сложными хореографическими построениями и множеством фигур. Как правило, танки водили в строго определенное время года, чаще всего весной и летом, и этой приуроченности соответствовали определенные песни и разновидности таночных движений.

«В конце зимы и ранней весной, во время великого поста, в этих местах (группа сел Ракитянского района — помечено мною) исполнялись так называемые «говеенские» (от слова говеть) песни. Они скромны по тематике, мелодии их сдержанны, неторопливы, строги».

Музыкально-этнографическая работа в данном регионе даёт основание предполагать, что мы имеем дело с песенной культурой древнего происхождения. Свидетельство тому — бытование в регионе древнего жанра — подблюдных песен с припевом «виноградье красно-зеленое».

В ряде районов: Грайворонском, Борисовском, Краснояружском, Ракитянском, Яковлевском — старожилы хорошо помнят традицию межсельских игр, плясок, вождения танков на «гранях», то есть на пограничной между двумя-тремя селами территории. Это еще одно из свидетельств достоверности гипотезы об освоении региона восточнославянскими племенами — северянами.

На это указывают и сведения археологов, и содержание летописи. Так, в летописи XI века упоминаетсяо северянских «игрищах межю селые». «Схожакуся на игрища и ту умакаху жены себе ...». А в песне «Вот воскликнули лебеди», записанной в х. Рыльском Прохоровского района, дается конкретное описание умыкания невесты: бояре, «город завоевавши, деревню разоривши, Татьянушку взявши». Или еще:

Были, были, да поехали,
М ене младу, да покинули,
А я млада завоевана...

Отголоски этого древнего обычая ясно просматриваются и в бытующих в регионе играх типа «А мы просо сеяли».Огромным разнообразием представлены святочные песни:христославия, колядки, щедровки, колядки-«припевания», адресные песни, засевания, виноградья. Не менее богат пласт шуточных, игровых, колыбельных и, особенно,свадебных песен.

В числе их обрядовые «трубушки», «каравайные»,«поезжанские», «повивальные», «беседные», «корилки», гостевые, торжественно-поздравительные величанья, плясовые, шуточные, благодарственные.

Характерной особенностью песенного фольклора Белгородско-Курского региона является почти полное отсутствие в нем традиционной протяжной лирической песни. «Местная лирика представлена либо поздней городской песней, либо лирическими песнями украинского происхождения».

Говоря о стилевых основах песенной культуры региона в целом следует отметить «...наличие здесь большого числа песен с узким диапазоном мелодий, простейшей моторной ритмикой, лаконичными композиционными структурами, гетерофонной фактурой ...», что в очередной раз подтверждает гипотезу о древних корнях ее.

«Свободное движение голосов по горизонтали порождает множество диссонирующих вертикальных созвучий, что придает песням особую терпкость звучания. Этому способствует также крепкая, напряженная манера пения сельских исполнителей.

Наряду с термином «играть песню» здесь широко бытует выражение «кричать» или «скричать» песню». Предельно ёмко музыкальный фольклор Белгородско-Курского региона характеризуют слова из песни «Выйду я»:

«...У меня игра недоиграна,
Песенка не досказана.
Да не довоженный тапочек,
Незабавленный дружочек,
Да не дудками,
Да не гудками ...»

Лит.: М.С. Жиров. Народная художественная культура Белгородчины

ююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю Песенная традиция Белгородчины

Белгородчина — уникальный регион Юга России с неповторимой песенно-инструментальной и хореографической традициями, богатейшей календарной и семейно-бытовой обрядностью, многоцветной палитрой народной одежды, устного поэтического творчества, многообразием народных промыслов и ремесел. (Этнографическая карта области).

Ученые, этнографы, фольклористы, искусствоведы, культурологи отмечают почти повсеместно живую активную форму и силу народной художественной культуры края, многообразие ее видов.

Поэтому представляется целесообразным рассмотрение данной проблемы на основе систематизированного автором материала в соответствии с существованием 3-х основных региональных очагов культуры края: Белгородско-Курского, Белгородско-Воронежского и Белгородско-Оскольского.

Это позволяет наиболее полно представить традиционные виды народного искусства и выявить их характерные особенности в следующей последовательности:
— музыкальный фольклор (песенный, инструментальный, хореографический);
— устное поэтическое творчество (сказки, легенды, были, загадки, пословицы,поговорки, народные комедии, драмы, скороговорки, анекдоты, приметы, игры и т.д.);
— народные промыслы и ремёсла;
— календарно-земледельческие и семейно-бытовые праздники и обряды;
— народная одежда.

Анализируя материалы музыкально-этнографических экспедиций последних десятилетий, мы отмечаем богатейшее наследие народного музыкального творчества края. Как и много лет назад в деревнях и сёлах Белгородчины можно услышать и записать замечательных мастеров-исполнителей, сохранивших чрезвычайно богатый и красочный музыкальный фольклор всех трех родов: эпос, лирику и драму.

«Полувоины — полуземлепашцы, солдаты, стрельцы, казаки, пушкари южно-русских военных поселений и их матери, жены, сёстры создали великолепные, красивейшие песни, радующие слух богатством многоголосного распева, многоцветьем ярких ладовых красок, выразительностью мелодий, поэтичностью и мудростью словесных текстов

Анализ записей музыкального фольклора, сделанных даже в последние годы, дает нам право поставить вопрос о его генезисе, своеобразии, региональной специфике. Используя научную литературу, местные периодические издания (Курские губернские «Ведомости»), нотные издания В. М. Щурова «Песни Усердской стороны»; И. И. Веретенникова «Вспомним, братцы-грайворонцы»;

«Народные традиции Грайворонского района» — составитель Е. В. Алиханова; И. Н. Карачарова «Народные песни сел Купино и Большое Городище Шебекинского района Белгородской области», «Народная песня Белгородского края»; «Фольклорные традиции села Мощеное Яковлевского района» — авторский коллектив преподавателей коледжа культуры и искусств (под редакцией М. С. Жирова), мы отмечаем удивительную сохранность фольклорного наследия края.

Наиболее архаичные народные песни отличаются глубиной формы и полнотой поэтического содержания, выдержанностью фольклорного стиля, характерными диалектными особенностями. Более того, отдельные варианты их по многим компонентам полностью совпадают с материалами XVIII века.

И как точно подметил В. М. Щуров, что каждая песня края, будто маленький спектакль, — пьеса со всеми условностями игрового жанра: завязка— кульминация — развязка. И при этом неважно, какого жанра песня: обрядовая, лирическая или эпическая. Песни есть на все случаи жизни. «По времени, по сезону и по судьбе человека слагались наши песни», — утверждают народные исполнители. И не без основания.

Областная певческая традиция представлена огромным жанровым разнообразием: эпические песни и баллады, исторические, протяжные лирические, карагодные, игровые,величальные, обрядовые, хороводные, вечёрошные, шуточные, плясовые, гостевые, частушки, детский музыкальный фольклор, городские и современные народные песни. Особенно широко представлены в крае песни, связанные со старинными обрядами и праздниками календарно-земледельческого круга и семейно-бытовыми.

В известном рассказе о печорском иноке Исаакии, включенном в Лаврентьевскую летопись (1074 г.), читаем следующее: «Бесы же закричали и сказали: «Ты теперь наш, Исаакий». И ввели его в келейку, и посадили, и начали садиться около него.

И ими была наполнена келья и печорская улица. И сказал один из бесов, называвший себя Христом: «Возьмите сопель, бубны и гусли и играйте в них, а этот Исаакий нам спляшет. И они заиграли в сопели, в гусли и в бубны и начали насмехаться над ним и, измучив, оставили его живым и отошли смеясь над ним»

.

Цитируемые слова — убедительное свидетельство древности музыкальных фольклорных традиций, их теснейшей взаимосвязи с языческими обрядами, для которых неистовые «скакания» и «плескания» были магической сутью самого содержания.

Известно, что в древней Руси музыкальный фольклор был единственной формой музицирования, вследствие чего играл большую роль в её культуре. Более того, установлено, что именно под влиянием интонаций русской народной песенности вырабатывался национальный музыкальный язык церковных песнопений для которых свойственны многие черты устного творчества: преобладание устной традиции в церковной практике, отсутствие авторского начала, множественность создания вариантов песнопений, коллективность творческого процесса

Характеризуя песенную традицию края в целом, необходимо прежде всего выделить наиболее общие и характерные ее черты и свойства. Это бытование сезонных хороводных («карагодных») песен, их приуроченность к определенному времени года, повсеместное распространение «алилёшных» песен, то есть песен с наличием характерного припева «лёли, лёли», «ляли, ляли», «алилей лёли, лёли».На Белгородчине огромное множество разнообразных по форме и характеру свадебных песен, плясок, инструментальных наигрышей, песен календарно-земледельческого круга, плясовых.

Последние — подвижны, ритмически чётки, исполняются с опорой на хореографию. Для песенного стиля края характерна как простейшая полифоническая форма многоголосия — гетерофония (все голоса являются вариантами одной мелодии), так и контрастное двухголосие (голоса достаточно обособлены и находятся в контрастном соотношении), а также самый развитый тип многоголосия — контрастная полифония с трехголосной основой.

Своеобразие местного ладового мышления предельно емко и точно охарактеризовал В. М. Щуров: «В ряде случаев звукоряд всей песни ограничивается четырьмя звуками на расстоянии большой секунды один от другого (крайние звуки такого звукоряда образуют тритон). В мелодии песен также встречаются угловатые тритоновые ходы». Экспрессивный жесткий тритон — одна из существенных особенностей южнорусского напева.

Певческая исполнительская традиция Белгородчины — яркая, полётная, звонкая, открытая. Несколько резкая и энергичная подача звука обусловлена благоприятными природно-климатическими условиями (ширь полей и лугов, мягкий климат), спецификой открытого пространства, особенностями художественной образности песен, яркими свойствами характера и темперамента местных жителей.

Звучание женских голосов в низком грудном регистре, с опорой «на грудь», а мужских — в предельно высокой тесситуре, певучесть местного «акающего» и «якающего» говора создают благоприятные условия для тесного расположения голосов, их взаимозамены, насыщенности, полноты и плотности многоголосной фактуры.

Прекрасно владеют народные исполнители и манерой вокализации в полголоса, как говорят «тишачка», «для души», когда каждый поющий вкладывает в песню свои, только ему ведомые мысли, в результате чего песня обретает особый неповторимый тембр их человеческой и творческой самобытности.

«Один из характерных вокальных приемов в южнорусском пении — использование женскими высокими голосами особых коротких призвуков флажолетного тембра в высоком регистре, напоминающих якутские «калыгахи». Подобные «иканья», украшающие напев, применяют в процессе вокальной импровизации наиболее искусные местные мастера народного пения».

Таковы в общих чертах основные признаки песенной традиции Белгородчины.

Лит.: М.С. Жиров. Народная художественная культура Белгородчины

AOF | 15.04.2015 18:22:38